Главная Общество Детство, опалённое войной
24.06.2014
Просмотров: 864, комментариев: 0

Детство, опалённое войной

22 июня чёрной датой навсегда вошёл в историю нашей огромной в ту пору Советской страны – к июню 41-го уже более полутора лет за порогом бушевала Вторая Мировая война, в которую втягивалось всё больше и больше стран. Советские люди до последнего надеялись, что Германия будет верна мирным договорённостям, но разве можно верить фашистам, одурманенным бредовой идеей - захватить господство над всем миром? 22 июня 1941 года гитлеровская Германия развязала с СССР войну, унёсшую более 27 миллионов жизней наших соотечественников. С тех пор тот день стал печальным Днём памяти и скорби.
Можно только догадываться, какой была бы наша держава, если б на полях сражений не полегли миллионы молодых, сильных, умных сынов Родины. Когда они грудью встали на защиту Отечества, в тылу стране помогали все от мала до велика. Была среди них и девочка Аня, которую все в их селе Большие Турки звали Нюрой. А большое село то стояло в Неивальтерском районе Саратовской области.
Разговариваю с Анной Павловной Бурзяевой и отмечаю, какая хорошая память у моей собеседницы! Более семидесяти лет прошло, но она многое отчётливо помнит, а, может, именно такие события врезаются в память человеческую так, что и захочешь, не сможешь стереть их. «Странное название района? – переспрашивает она, - Да нет, под Саратовом по тем временам совсем обычное. Дело в том, что в нашей местности жило много немцев, давно обосновавшихся в Поволжье и обрусевших. Жили они компактно, целыми поселениями. Крупный посёлок Неивальтер был райцентром. Но уже потом, во время войны, немцев выслали на Крайний Север и в казахстанские степи… вы сами, наверное, знаете эту трагическую страницу нашей истории из учебников, из книг, а я пережила лично. С обжитых мест срывали семьи, с которыми мы жили очень дружно, как родные они были для нас…»
В большой семье Бурзяевых подрастало шестеро детей. Родители трудились в колхозе, но и те из ребят, кто уже «под стол пешком» не ходил, старались помочь семье всем, чем могли. К лету 1941 года Ане было одиннадцать лет. На время летних каникул устроилась работать на детскую площадку нянечкой. Площадка располагалась по соседству с сельским советом. В тот солнечный воскресный день 22 июня в сельсовете никого не было, один сторож. Сидел он там, курил да слушал радио. Он и выскочил на крыльцо со страшной вестью: «Нюра! Горе! Война началась!!» Вот так получилось, что о начале войны в большом селе она узнала второй после сельсоветовского сторожа.
Уже на второй день жизнь в Больших Турках заметно изменилась. Посуровели люди, не стало слышно детского смеха, жёны молодых мужчин слёз не скрывали, предвидя скорую разлуку. Отец Ани, Павел Васильевич, как-то за ужином сказал: «Мне 40 лет, старый я для армии, не возьмут меня. Вон молодёжи сколько!» Но только вскоре повестка пришла. Не сразу, а в конце августа всё того же 1941 года.
Тот день прощания с отцом тоже отчётливо запомнился Анне Павловне на всю жизнь. Утром 28 августа собрали многочисленную группу призванных, председатель сельсовета сказал им напутственное слово, а потом рассадили их на несколько подвод, и длиной колонной отправилось пополнение из колхозных парней и мужиков сражаться за свою большую Родину и за свои маленькие, хоть и по названию Большие Турки. Ещё долго стояли родные, махали им вслед, только дети не выдержали и побежали за подводами. Аня уцепилась за ногу отца, свисавшую с подводы, а девятилетний брат Вовка схватился за другую отцову ногу, так торопливым шагом и прошли километра два… Больше отца увидеть им не довелось. Забрала война проклятая.
Мать каждый день ждала от него весточки. Но первое горе пришло, откуда и не ждёшь. Заболела самая маленькая дочь, трёхлетняя Тоня, не выжила. Прощаясь с ней, мать плакала: «Это, наверное, знак мне – погиб мой Пашенька… Не ходит одна беда…». Однако солдат был живой, только изранили его, это да! Из тылового госпиталя пришло от него письмо. Главное, жив! И написал, что уже выздоравливает. Большое и тёплое письмо мать, перечитала бесчисленное количество раз, выучила наизусть, делясь радостью, обошла всё село.
Среди невыносимо тяжёлых, серых, наполненных изнурительным трудом дней это был настоящий праздник. Забегая вперёд, скажу, что писем от отца больше не было. И домой после Победы он не вернулся. Анна Павловна долгие послевоенные годы искала хоть какую-то информацию об отце. Всё безрезультатно. И вот, спустя много-много лет, из Центрального архива ей сообщили, что «Бурзяев Павел Васильевич погиб 23 февраля 1945 года. Место гибели не установлено».
Незаживающей раной болит любое воспоминание в душах тех, кто пережил ту страшную войну, осталось болезненным рубцом в детстве каждого, кто в то время был совсем ребёнком. Анна Павловна говорит: «Да разве можно было это детством назвать? Мы сразу все повзрослели. Мы с братом Володей пасли овец, потом меня поставили помогать повару, а потом и вовсе доверили работу повара. Надо было варить затируху, да кормить этой нехитрой едой полевых работников. Роста не хватало, так приспособили скамеечку, чтобы доставала до котла. Вот так и справлялась со своей работой. А неподалёку работал и другой братишка, семилетний Федя. Он топил печь, на которой грелась вода для нужд большого хозяйства.
Война была совсем рядом. Враг отчаянно рвался к Волге и в районе Сталинграда добрался до неё. Много раз над Большими Турками проходили группы немецких бомбардировщиков. Они везли свой смертоносный груз туда, где решалась судьба страны. В это время в селе появилась воинская часть. Прямо как в повести Бориса Васильева «А зори здесь тихие» - разместили женское подразделение. Девчата наблюдали за подлётом вражеских самолётов и сообщали, сколько и куда направляются. А однажды был случай – одного фашистского лётчика взяли в плен! Немецкий самолёт-разведчик пошёл на посадку и приземлился на поле, недалеко за селом. Девчата, схватили винтовки, и бегом рванули туда. Пилот опомниться не успел, как был окружён бойцами Красной армии. Они хоть и девушки, но фрицу было не до шуток».
Анна Павловна Бурзяева давным-давно живёт в Сосногорске. Коми край стал для неё родным и любимым. Вспоминая прожитое, радуется многим счастливым моментам, немало хорошего и радостного было в долгой жизни. Но что поделаешь, если память нет-нет, да и перенесёт в далёкое детство, по которому безжалостно прошлась война.
 
Владимир Краснопёров
Фото автора
Комментарии

каталог организаций