Главная Общество Не жалуясь на судьбу…
07.03.2017
Просмотров: 763, комментариев: 0

Не жалуясь на судьбу…

 Недавно мне посчастливилось присутствовать при интереснейшей беседе двух долгожителей нашего города. Это Агафья Яковлевна Терентьева и Елена Никитична Веселова. Обеим за девяносто, обе уроженки деревни Аким.

Встретились односельчанки в доме Терентьевых, что на улице имени Максима Горького. Не обошлось и без слёз - давненько не виделись.

- Как поживаешь, Агафья? – наконец спросила Елена Никитична.

- Живу-то нормально, грех жаловаться, только вот возраст даёт о себе знать. Спасибо Надежде, хорошо ухаживает за мной – ответила Агафья Яковлевна.

- А помнишь ли, какими жизнерадостными мы были в молодости, как надеялись на светлое будущее, и что пришлось пережить нашему поколению?

- Такое забыть невозможно. Мне было шестнадцать, когда от колхоза «Новая деревня» отправили на лесозаготовки в верховья Кедвы. А весной 1941 года я попала в бригаду сплавщиков, - ответила хозяйка. - Частично в плотах, а большую часть заготовленной древесины молевым сплавом по Кедве и Ижме мы доставили в запань села Ижма. Ох и намёрзлись мы в тот раз, ведь добротной обуви нам не выдавали. В Ижме сразу бросилось в глаза, что что-то произошло, у многих на глазах были слёзы. «Люди, что случилось? Какая беда приключилась с вами? – спрашиваем. А нам отвечают: «Да, приключилась большая беда, германцы напали на нашу страну».

Благополучно сдав древесину, сплавщики получили деньги, и пошли домой. До села Кедва по берегу Ижмы добрались за трое суток. На ночёвку старались попасть в какую-нибудь охотничью избушку, но одну ночь всё же пришлось заночевать прямо на берегу реки. От Кедвы добирались на почтовой лодке, кто – до Акима, а кто до Усть-Ухты и Пожни. Лодку, конечно, толкали сами.

Когда призвали в Красную Армию дядю Ивана, работавшего колхозным бригадиром, на его место правление колхоза назначило Агафью. Дел в колхозе было невпроворот. Всех здоровых мужиков мобилизовали на фронт, решающей силой в деревне – в поле, на ферме, в лесу, дома – везде, стали женщины. Им приходилось пахать, сеять, убирать хлеб, картофель, корнеплоды, заготавливать корм для скота. Ухаживать за ним. Зимой, в самые сильные морозы приходилось доставлять сено для скота с дальних лугов. Основной дорогой служили замёрзшие реки. Бывало, что полозья смерзались со льдом, измученные кони были не в силах тронуться с места, и тут женщины были вынуждены помогать им. А чем питались славные труженицы? Иногда довольствовались жмыхом для скота да простоквашей из снятого молока. Большой радостью было, если во время вспашки земли весной находили в земле прошлогодний картофель. А сколько слёз было пролито, сколько было бессонных ночей?! Один лишь Бог знает. День Победы встретили со слезами на глазах, никак не верилось, что кончилась проклятая война с германцем.

- Да, нелегко пришлось нам в военные годы, - говорит Елена Никитична.- В колхозе я начала работать сразу после начальной школы, в шестнадцать, как раз перед войной я уже стала полноправным членом колхоза. Выполняли всякую работу, куда направляло колхозное правление. После весеннего сева работали на сенокосе, а после уборки урожая направлялись на лесозаготовки. Досталось сполна.

Летом 1942 года Елена Терентьева работала почтальоном, возила на лодке почту до Порожска. Ни о каких лодочных моторах тогда и слыхом не слыхивали.

- Приходилось лодку толкать веслом или шестом. Ладно, вниз по реке ещё терпимо, а каково против течения?! Откуда и силы брались, ведь еды почти не было. Помню, мы с подругой Сашей отвезли письма и посылки в Порожск. Перед тем как ехать обратно, зашли к маме Саши. Она напоила нас чаем без сахара, дала кусок лепёшки и благословила нас в обратный путь, - продолжает Елена Никитична. – Другой раз, помнится, только вернулась из Порожска, как ко мне подошла Домна Терентьева и попросила помочь доставить из Чибью в Аким её мужа, которого привезли туда после лечения в госпитале. Ну как тут откажешь, ведь человек с фронта вернулся, хоть и инвалид, но живой. Немного отдохнула и снова в путь. Теперь уже по Ижме и Ухте. Взяли Якова Ивановича в Доме советов под руки, да и повели к реке. Совсем плохой был, даже не разговаривал. Но любовь жены сделала своё дело, он не только поправился, но и начал разговаривать, и не один год работал председателем колхоза «Новая деревня».

Зимой 1942-1943 годов от колхоза Елена вместе с другими колхозниками заготавливала лес на месте нынешних сосногорских Черёмушек. После возвращения с лесозаготовок Елену Терентьеву вместе с односельчанками Анастасией и Екатериной Терентьевыми, и Татьяной Хозяиновой из деревни Пожня направили учиться на путевых обходчиков. Шесть месяцев учились девчата в ФЗО села Айкино.По окончании учёбы все вернулись на станцию Ижма (ныне Сосногорск). Но трудиться на железной дороге осталась одна Елена. Остальные по различным причинам вернулись в родные деревни, а Елене ехать было не к кому. Мама умерла ещё в 1931 году, а отец в те годы служил во внутренних войсках.

Не сразу попала Елена Терентьева в путейскую бригаду, пришлось поработать проводником-сигнальщиком.

- Сейчас уже мало кто помнит, что до сооружения нынешнего металлического железнодорожного моста через Ижму в годы войны поезда шли по деревянному мосту, - вспоминает Елена Никитична. – Паровозы тянули по нему составы со скоростью 5 километров в час, но и при таком движении мост дрожал и скрипел, когда по нему шёл состав с лесом или углём. На обоих берегах стояли красные щиты, возле которых машинист был обязан остановиться. В будку к машинисту залезал проводник с красным флажком в руках, и только после этого машинист имел право провести вагоны по мосту. На другом берегу снова остановка возле такого же щита. Сигнальщик слезал с паровоза и ждал встречный поезд, а этот следовал дальше. Хочу заметить, что мне посчастливилось проводить первый поезд по вновь построенному металлическому мосту.

Действительно, все понимали, что деревянный мост долго не выдержит, поэтому рядом с ним силами заключённых ускоренными темпами строился металлический мост. После ввода в строй надёжного моста поезда стали ходить с большей скоростью и надобность в сигнальщиках отпала. После этого Елена Терентьева больше двух лет отработала в путейской ремонтной бригаде.

- Нашей стране как воздух были нужны лес, уголь и другие ископаемые земли Коми, поэтому Печорская железная дорога строилась наспех, - дальше вспоминает ветеран-железнодорожник. – Железная дорога в те годы была как живая, рельсы под колёсами паровозов в иных местах ходили ходуном. Нашей задачей было обеспечение надёжности рельсового пути. Мы находили «больные места» железнодорожного полотна, делали подсыпку, меняли и добавляли шпалы под рельсы. Было и голодно, и холодно, но мы свою задачу выполнили.

В июне 1946 года Елену Никитичну наградили медалью «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

10 мая 1952 года Елена Терентьева соединила свою судьбу с фронтовиком Иваном Ивановичем Веселовым. Тридцать лет они прожили на станции Катыдведь. В этом посёлке родились и выросли сын Александр и дочери Надежда и Галина. Лишь в 1980 году Веселовым была предоставлена благоустроенная квартира в Сосногорске, именно в том месте, где когда-то молодая колхозница Терентьева валила с подругами лес.

За самоотверженный труд на железнодорожном транспорте Елена Никитична Веселова награждена знаком «Отличный путеец», медалями «За трудовое отличие», «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина» и «Ветеран труда». Елена Никитична не только доблестно трудилась, о чём свидетельствуют многочисленные записи в её трудовой книжке, но и активно участвовала в общественной жизни 12-й дистанции пути и района. Она не раз избиралась депутатом Керкинского сельсовета и Сосногорского горсовета. Кстати, в Керки на сессии, за двенадцать километров, добиралась пешком по шпалам.

- Ну, а как твоя жизнь сложилась, миленькая Агафья?

- Знаешь ведь, что уже после парада Победы в нашу семью постучалась беда. Мой брат Александр, участник того парада, погиб, возвращаясь домой из Германии. В тот же год в деревню вернулся старшина Михаил Терентьев. На его груди сверкали медали «За оборону Ленинграда», «За победу над Германией» и три медали «За отвагу». Многие девчата засматривались на него, но он почему-то положил глаз именно на меня, просто проходу не стал давать мне. А зимой 1946 года заслал сватов к моим родителям. Так я и стала его женой. В июле этого же года мы перебрались жить на станцию Ижма.

Терентьевы устроились работать на железную дорогу. Агафья Яковлевна была принята в 5-е отдельное паровозное хозяйство Печорской железной дороги на должность ученика щитовой дежурной на электроустановке. В 1947 году родился сын Александр. Уже через два месяца после рождения первого сына Агафья Терентьева вышла на работу. В 1949 году, после рождения сына Николая, отдыхала уже полгода. Работала проводником вагонов, стрелочником, оператором и везде показывала себя с самой лучшей стороны. За ударную работу ей присвоено звание «Ударник коммунистического труда», за успехи в труде её наградили медалью «За доблестный труд. В ознаменование 100-летия со дня рождения В.И. Ленина», а за долголетний труд – медалью «Ветеран труда». Но особенно ценит Агафья Яковлевна медаль «За доблестный труд в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

- Жизнь пролетела, как одно мгновение, - продолжает Агафья Яковлевна. – Конечно, это только кажется, ведь столько горя пришлось испытать нашему поколению. Не дай Бог, чтобы такие трудности выпали ещё кому-то на нашей земле. Считаю, что мы с честью выдержали выпавшие на нашу долю испытания. Сейчас, смотря на всё с высоты своих прожитых лет, не перестаю удивляться, как могла я, девчонка двадцати двух лет от роду, выйти замуж за инвалида войны, ведь мой муж был весь изранен на той проклятой войне. Но именно так распорядилась жизнь, или, как говорят – судьба, и ничего с этим не поделаешь. Я не жалуюсь на свою судьбу, всё выдержала, вытерпела: уход за двумя детьми, да и муж нуждался в помощи. Долго пришлось повозиться, чтобы он полностью выздоровел. И, конечно, работа на производстве и в своём доме, на приусадебном участке. А как играл на гармошке мой Михаил?! Все соседи приходили слушать. Правда, из-за этой гармони иногда возникали проблемы, но мы их старались решить полюбовно. Мой муж ушёл из жизни рано, ещё в конце 1974 года, видимо не прошли бесследно фронтовые ранения и контузии. Успел лишь порадоваться появлению первой внучки – Оленьки. Очень он её любил, даже плакал от радости.

Долго длилась беседа этих милых женщин, много повидавших на своём веку, но не очерствевших душой. Я лишь вкратце описал их разговор, всё, что услышал в этот день, уложилось бы не на одну газетную страницу.

Валерий Хозяинов

Фото автора

Комментарии

каталог организаций