Как одомашнили кролика

Интересно, что, хотя кролик очень похож, он имеет весьма далёкое отношение к зайцу. Неправильно считать, что кролики произошли от зайцев. И, например, при спаривании зайца и кролика потомства не сможет появиться, т.к. они слишком далёкие «родственники» с несовместимыми биологическими различиями. А вот дикие и домашние кролики могут скрещиваться без проблем.

В наше время существует свыше десятка видов дикого кролика, но одомашнили только европейского дикого кролика и все породы домашних кроликов ведут свои корни от предка, который проживал на территории современной Испании.

krolikland — профессионально и интересно о кроликах

Несколько тысяч лет назад человек приручил дикого кролика и стал отбирать из приплода (как сейчас бы сказали заниматься селекцией) особей с лучшими для ведения хозяйства характеристиками. Отбор был направлен на повышение плодовитости, адаптированности к климатическим условиям и условиям содержания, улучшенными характеристиками кожи, веса и шерсти.

Серьёзную веху в разведении кроликов можно отнести к римлянам, которые отправляли свои войска по всей Европе и имели форпосты на большой территории далёкой от Рима. Что бы прокормить многочисленных солдат, римляне создавали на местах специальные огороженные зоны для размножения кроликов.

Уже в середине прошлого тысячелетия домашний кролик распространился по Европе. А в 17-18 веках, благодаря великим географическим открытиям, развитию торгового и исследовательского мореплавания, кролики расселились по всему миру.

Кстати, благодаря своей плодовитости и из-за отсутствия естественных врагов-хищников на некоторых новых территориях обитания, кролик стал настоящей проблемой, даже бедствием. Так, от кроликов сильно пострадали островные государства – Англия, Австралия, Новая Зеландия. Кролики уничтожали посевы, деревья, урожаи. В местах их бурного роста стали кроликов беспощадно уничтожать. А иногда на территорию даже специально завозили хищников – собак, ласок, хорьков. Австралийцы, замученные набегами кроликов, создали Большой Барьер – проволочный забор, длина которого в три раза больше Великой китайской стены! Но и это не помогло. В 50-х годах прошлого века было найдено биологическое решение вопроса – вирус миксома, переносчиком которого были комары и блохи. Этот микроубийца выкосил практически всех кроликов на территории Австралии. Большую беду этот вирус принёс и кроликам в Европе, когда некий французский фермер выпустил его на волю – падёж кроликов, как диких, так и домашних, был колоссальным. Но даже сегодня в некоторых районах Австралии законодательно запрещено иметь дома любого кролика. И только в 2009 году, под влиянием организаций по защите животных, в Австралии был отменён популярный конкурс по метанию мёртвых кроликов!

Бурное развитие кролиководство получило в начале прошлого столетия, когда появилась мода на меховую одежду из шкурок кролика. Во время Великой американской депрессии и Второй Мировой Войны разведение кроликов для получения мяса поощрялось правительствами стран.

На территории России в промышленных масштабах с кроликами начали работать в двадцатых годах прошлого столетия, когда из-за рубежа завозили большое количество особей, племенных, а часто беспородных. Именно от них благодаря отечественным животноводам и пошли высокопродуктивные новые породы, самыми распространёнными из которых стали серый великан, белая пуховая и советская шиншилла.

В наши дни кроликов разводят для многих целей. (Подробнее о делении пород). В Европе и Азии кролики в основном – это высококачественное диетическое недорогое мясо. В Америке занимаются кроликами по большей части в непродовольственных целях – качественный мех, большое количество кроликов используется в медицинских опытах и исследованиях (практически второе лабораторное животное после крыс). Бурно набирает ход мода держать кроликов в качестве домашних питомцев.

Палеогенетики и археологи из Франции и Великобритании попытались выяснить, когда человек впервые начал разводить кроликов. Какие результаты дали различные методы и можно ли объяснить их расхождение, ученые рассказали в журнале Trends in Ecology and Evolution.

Кролики были одомашнены людьми совсем недавно по сравнению в другими домашними животными. Считается, что их начали разводить во Франции примерно в 600 году. Однако оценки, полученные разными способами, сильно разнятся.

«Исторические свидетельства показывают, что первые записи о кроликах и использовании клеток принадлежали римлянам. Археологические исследования говорят о том, что на кроликов охотились в период палеолита на Пиренейском полуострове и юго-западе Франции. К Средним векам кролики стали деликатесом и их часто перевозили по Европе, хотя потребовалось более 2000 лет, чтобы появились различия в костях диких и домашних кроликов. Наконец, попытки датировать одомашнивание кроликов, используя генетические методы, затруднялись неточностью данных о темпах мутаций», – описал ситуацию ведущий автор статьи, палеогенетик из Оксфорда Грегер Ларсон.

По мнению авторов работы, ни одна из этих оценок не является достаточно точной. Ученые предлагают рассматривать одомашнивание кроликов не как единичное событие, а как коллективное действие. «Происхождение многих домашних животных – отличная сказка на ночь, но эти мифы нужно проверять, чтобы понять, как мы оказались так тесно связаны со столь многими животными», – добавил Ларсон.

Основное отличие всех домашних животных от диких предков бросается в глаза: они не боятся человека. И хотя механизмы, определяющие поведение одомашненных животных, во многом известны, феномен доместикации продолжает изучаться. Удобной моделью служат кролики: их одомашнили относительно недавно, а дикие собратья и сейчас благоденствуют. Этим ушастым объектом заинтересовалась группа европейских и американских ученых, которые сначала обнаружили у прирученных кроликов изменения в генах, связанных с развитием мозга, а затем установили их влияние на морфологию и связь с поведением

Различия в структурах мозга восьми диких и восьми домашних кроликов были проанализированы с помощью метода магнитно-резонансной томографии. Оказалось, что одомашнивание привело к значительному (на 10%) уменьшению размера подкорковой структуры, называемой амигдалой или миндалиной. Это – часть лимбической системы мозга, которая, помимо прочего, занимается регуляцией эмоционально окрашенных поведенческих реакций, в первую очередь негативных, таких как тревога и страх.

Параллельно у домашних кроликов на 11% увеличился размер медиальной префронтальной коры, которая подавляет проявления агрессии и страха. Кроме того, выяснилось, что для их мозга в меньшей степени характерна стрессовая реакция «бей или беги» в ответ на внешнюю угрозу, что связано с уменьшением количества нервных волокон в соответствующих областях мозга.

Процесс одомашнивания, как известно, сопровождался отбором по признакам, помогающим животным обитать в тесном контакте с человеком, предоставившим им пищу и кров. Как мы видим, в случае кроликов он привел к изменениям на всех уровнях организации мозга: генетическом, структурном и поведенческом. Страх и агрессия – естественные реакции диких животных, необходимые им для выживания в природной среде. Но домашнему кролику гораздо полезнее быть спокойным и невозмутимым. Благодаря перестройке мозговых структур животные стали испытывать меньше страха перед потенциальной опасностью и выказывать меньше агрессии в ответ на угрозу. Интересно, что при этом они, как и прекрасные «одомашненные» элои из «Машины времени» Уэллса, стали и менее «любопытными», во многом утратив это качество, необходимое для своевременного распознавания опасности.

Ученые не знают, когда кролики стали домашними питомцами, и они даже не уверены, что на данный вопрос можно найти ответ.

В научно-популярных статьях часто говорится о том, что кролики были впервые одомашнены французскими монахами в 600 году нашей эры.

В то время папа Григорий Великий якобы постановил, что лаури-новорожденные или плодовые кролики — не считаются мясом. Поэтому христиане могли есть их во время Великого поста. Они стали популярным деликатесом, и голодные монахи начали разводить их. Кропотливая работа превратила дикого, пугливого европейского кролика в ручного домашнего животного, которое терпимо относится к людям.

Это была история, которую много раз слышал Грегер Ларсон из Оксфордского университета, с тех пор как впервые начал изучать домашних кроликов. Следуя своей прихоти, он попросил своего ученика Эвана Ирвинга-Пиза найти ссылку на какой-либо документ Ватикана по этому вопросу. «Я сказал ему: я уверен, что есть указ или еще что-то» — говорит мне Ларсон. «Эван вернулся через пару недель и говорит: «У нас маленькая проблема. Такого документа не существует».

Читайте так же:  Макрол клетки для кроликов

Ирвинг-Пиз отследил каждую ссылку на историю Папы Григория и каждую ссылку в этих ссылках. То, что он нашел, было паутиной путаницы, неточности и приукрашивания. Например, такой известный учёный как Чарльз Дарвин предполагал, что кролики, должно быть, были одомашнены во времена Конфуция, поскольку мудрец считал их, согласно Дарвину, «среди животных, достойных пожертвования богам». Однако сам Конфуций никогда не писал о кроликах.

Два других автора — F. Э. Зейнер и Х. Найтштайм – нашли больше информации. Дуэт разыскал рассказ святого Григория Турского из шестого века о человеке, который заболел, чуть не доведя до катастрофы город Тур. Человек ел молодых кроликов во время Великого поста и в результате его постигла божественная кара. Зейнер и Найтштайм также обнаружили все несостыковки и ошибки, которые привели к современному мифу о словах Папы Григория. В оригинале был рассказ об одном человеке, а не об официальном папском указе. При этом рассказ явно не одобрял употребление кроликов во время Великого поста, а не попустительствовал его, и ничего не повествовал о том, как кролики стали популярным блюдом. Кроме того, святой Григорий Турский и папа Григорий Великий — разные люди.

И все же, благодаря всем этим ошибкам и перепечаткам легенда о Папе и кролике стала общепризнанным мнением. «Это прекрасный миф, который был успешно подтвержден ссылками во вступительных параграфах многих статей о приручении кроликов» — говорит Ларсон.

Итак, какова реальная история одомашнивания кроликов? «Мы её не знаем» — говорит Ларсон.

Археологические данные свидетельствуют о том, что люди в Испании и Франции ели кроликов еще в эпопеелитическую эпоху, в промежутке 20 000 и 10500 лет назад. В средние века они стали деликатесом, и люди начали выращивать их по всей Европе. Но трудно точно определить, когда это произошло из-за того, что учёные называют «вторжением кроликов в археологические стратиграфии». Или, если говорить простым языком: трудно понять, является ли конкретная кость частью древнего кролика или же жившего совсем недавно, который копался в этом месте.

Генетические исследования также не дают ответа. Теоретически, можно было бы сравнить геномы диких и домашних кроликов, живущих сегодня, определить, насколько различны эти геномы, и выяснить, сколько времени понадобится для получения этих различий. Используя этот подход, Ларсон подсчитал, что общий предок домашних кроликов отделился от своих диких родственников между 12 200 годами и 17 700 годами до нашей эры. Эти даты выглядят преувеличенными, и с ними есть две большие проблемы.

Во-первых, чтобы сделать эти расчеты, нужно знать, как быстро изменяется ДНК кролика с течением времени, и ученые оценили четыре таких показателя, которые существенно отличаются друг от друга. Во-вторых, вполне возможно, что Ларсон и его команда изучали неправильную популяцию диких кроликов, которые на самом деле не происходят из той же группы, которая породила домашних питомцев.

Кролики относятся к числу последних прирученных животных, и ни одна история, археология и генетика не могут точно определить, когда они были одомашнены. «Имеются убедительные генетические доказательства того, что домашние кролики тесно связаны с дикими из Франции, от которых они в основном и происходят» — говорит Мигель Карнейро из CIBIO, который недавно делал свое собственное генетическое исследование. «Но время, первоначальная мотивация и лежащий в основе процесс остаются недостаточно понятными».

Ларсон считает, что это потому, что люди склонны ошибочно изображать одомашнивание как единственное событие. «Все одно и то же, одно за одним, а потом вдруг что-то меняется, и все становится по-другому» — говорит учёный. «На это накладываются многие наши повествовательные структуры. Но если вы ищете момент одомашнивания, так вы никогда не найдете его.

Приручение — это процесс, а не мгновение. Люди охотились на кроликов, десятки тысяч лет назад. Они перевозили диких животных по Средиземному морю. Римляне держали их как скот в структурах, называемых лепрариями. Средневековые англичане держали их в «подушечных курганах» — кусках грунта, которые выступали в качестве земляных клеток. Позже они использовали настоящие клетки. В конце концов, мы начали разводить их как домашних животных. Ни одно из этих действий не представляет собой ключевой момент, когда кролики перескочили порог одомашнивания. Но в совокупности они показывают, как дикие кролики превратились в ручных.

Поэтому, когда дело доходит до приручения, Ларсон говорит, что сама по себе постановка неверна. Пристрастные повествования изображают людей, специально вылавливающих животных из дикой природы с целью разведения. Миф о папе Григории прекрасно подходит в этом контексте, отчасти поэтому он так долго не оспаривался.

Проблема в том, что нет убедительных доказательств того, что люди приручали кого-то преднамеренно (за исключением, возможно, ручных лисиц, которые были выведены в научных целях). Нет однозначного случая, когда люди приручали дикого животного с явным намерением его одомашнить. Вместо этого, например, вполне вероятно, что волков привлекали к охоте с людьми или подбирали отбившихся от стали, в конечном итоге у них развилось более терпимое отношение к нам, которое превратило их в собак. Точно так же мышей привлекали в наши зерновые склады, а кошек — мыши. «Нет причин для осознанного одомашнивания» — говорит Ларсон. «Это подразумевает направленность, которая, как нам представляется, не существовало».

«Это коэволюционный процесс, который очень сложно вскрыть» — говорит Мелинда Зедер, археолог из Смитсоновского института. «Его нельзя разложить на этапы «это, затем это». Нужно понять причины и условия, при которых люди и кролики встретились. Пока мы этого не сделаем, мы не поймем одомашнивания.

Учёные не знают, когда кролики стали домашними – и даже не уверены, что на такой вопрос можно ответить

В популярных статьях и научных работах часто упоминается, что кроликов впервые одомашнили французские монахи в 600 году н.э. В те времена папа римский Григорий I Великий якобы издал указ о том, что новорожденные кролики не считаются мясом, в результате чего христиане могли есть их во время Великого поста. Они превратились в популярный деликатес, и голодные монахи начали их разводить. Их работа превратила диких, норовистых европейских кроликов в одомашненных животных, способных выносить людей.

Такую историю услышал Грегер Ларсон из Оксфордского университета, когда впервые начали изучать домашних кроликов. Почти что из прихоти он попросил своего студента Эвана Ирвина-Пиза отыскать ссылку на этот факт в Ватикане, чтобы её можно было цитировать. «Я сказал: я уверен, что существует какой-нибудь эдикт, или что-то типа того, — говорит мне Ларсон. – Эван вернулся пару недель спустя, и сказал: Небольшая проблемка, его не существует».

Ирвин-Пиз отследил все ссылки на историю с папой Григорием и все ссылки на эти ссылки. Он обнаружил целую сеть неразберихи, неточностей и приукрашиваний. К примеру, сам Чарльз Дарвин предполагал, что кролики были одомашнены во времена Конфуция, поскольку этот мудрец считал их, согласно Дарвину, «относящимися к животным, достойными стать жертвой богам». Но Конфуций никогда не писал о кроликах.

Двое других авторов – Ф. Е. Зонер и Х. Нахстейм [F. E. Zeuner and H. Nachtsteim] – ещё больше провинились. Этот дуэт исказил историю, рассказанную св. Григорием Турским в шестом веке. Это история о человеке, заболевшем в тот момент, когда он угрожал разграбить город Тур. Якобы, этот человек ел молодых кроликов во время Великого Поста – в результате чего, по мнению Григория, и умер из-за божественной кары. Зонер и Нахстейм поняли большую часть истории неправильно, и их неверная интерпретация привела к появлению современного мифа о папе Григории. Это был не папский вердикт, а просто история одного человека. И эта история явно не одобряла поедание кроликов во время Великого поста. Там ничего не говорилось о популярности подобной еды. Также св. Григорий Турский и папа Григорий Великий – это вообще два разных человека.

Читайте так же:  Самые крупные породы кроликов в мире

И всё же, из-за неправильной интерпретации Зонера и Нахстейма, и механически повторяющих за ними людей, легенда о случайно одомашнившем кроликов папе превратилась в общепринятый факт. Таков был источник вида благодаря естественному отбору. «Это прекрасный миф, успешно поддерживаемый постоянным некритическим распространением в начальных параграфах множества работ по одомашниванию кроликов», — говорит Ларсон.

Так какова же реальная история одомашнивания кроликов? «У нас такой нет», — говорит Ларсон.

Археологические свидетельства говорят о том, что в Испании и Франции ели кроликов ещё со времён эпипалеолита, в промежутке от 20 000 до 10 500 лет назад. В средние века они превратились в еду высокого статуса, и люди начали перевозить их по Европе. Но сложно указать, когда это произошло, из-за, как пишут Ирвин-Пиз и Ларсон, «вторжения кроликов археологическую стратиграфию». Проще говоря: сложно узнать, произошла ли найденная кроличья кость от древнего кролика, или от недавно бывшего там.

Генетические исследования мало чем помогают. Теоретически должна быть возможность сравнить геномы диких и домашних кроликов, живущих сегодня, измерить, насколько они различны, и проработать вопрос того, сколько им потребовалось бы времени на наработку этих различий. При помощи такого подхода Ларсон оценил, что общий предок домашних кроликов отделился от диких в промежутке между 12 200 и 17 700 лет назад. Эти даты кажутся слишком отдалёнными, и с ними есть две проблемы.

Во-первых, для таких подсчётов необходимо знать, как быстро ДНК кролика меняется со временем – и учёные сделали четыре отличные оценки этой скорости, сильно различающиеся между собой. Во-вторых, возможно, что Ларсон с командой выбрали не ту популяцию диких кроликов, не происходящую на самом деле от той же группы, из которой произошли домашние. Ларсон считает, что, вероятно, в этом всё дело.

Это не должно быть такой уж сложной проблемой. Кролики были одомашнены сравнительно недавно, и всё же ни история, ни археология, ни генетика не может точно указать этот момент. «Есть чёткие генетические свидетельства того, что домашние кролики находятся в близком родстве с дикими кроликами во Франции, от которых они в основном произошли», — говорит Мигель Карнерио из CIBIO, недавно проведший своё генетическое исследование кроликов. «Но момент, мотивация и лежащий в основе этого процесс до сих пор чётко не выяснены».

Ларсон считает, что это происходит потому, что люди неправильно представляют себе одомашнивание в виде единственного события. «Сначала всё идёт без изменений, а потом что-то внезапно меняется, как гром среди ясного неба, и после этого всё становится другим, — говорит Ларсон. – На этом построено множество наших историй. Но если вы ищете определённый момент одомашнивания, вы его не найдёте. Он будет ускользать из ваших пальцев».

Одомашнивание – это процесс, а не момент. Люди охотились на кроликов десятки тысяч лет назад. Они перемещали диких животных вокруг Средиземноморья. Римляне содержали их в загонах для скота под названием leporaria. Средневековые британцы содержали их в «насыпях-подушках» – кучах почвы, служивших земляными клетками. Потом они использовали реальные клетки. В итоге мы начали разводить их, как домашних животных. Эти действия не представляют собой какой-то момент, в который кролики перепрыгнули через порог одомашнивания. Но в целом они показывают, как дикие кролики превратились в одомашненных.

Поэтому Ларсон и говорит о том, что «когда» – неправильный вопрос по отношению к одомашниванию. Ему также не нравится и вопрос «зачем». Многие истории об одомашнивании представляют людей в качестве действующих лиц, имеющих чёткие намерения, похищающих животных из дикой природы и разводящих их с какой-то целью. Миф о папе Григории идеально накладывается на эту платформу, из-за чего в частности он и существовал так долго.

Проблема в том, что не существует чётких свидетельств того, что люди одомашнивали кого-либо намеренно (за исключением, возможно, варианта с домашними лисами, которых разводили с научной целью). Не существует недвусмысленного случая, когда люди поймали дикое животное с чёткой целью его одомашнить. Вместо этого, к примеру, скорее всего, дикие волки в поисках еды были привлечены охотой людей или кучами остатков пищи, выработав в итоге более терпимое отношение, что привело к их превращению в собак. Точно так же мышей привлекали наши зернохранилища, а кошек – мыши. «В одомашнивании нет вопроса „почему“, — говорит Ларсон. – Это относится к некоей направленности, которой, судя по всему, не существует».

«Это коэволюционный процесс, который очень трудно разделить на части, — говорит Мелинда Зедер, археолог из Смитсоновского института. – Мы не рассматриваем ситуации типа или-или. Нам нужно понять этапы, которыми люди и кролики сошлись вместе. До тех пор мы не поймём одомашнивание. До тех пор мы будем просто писать банальные статьи [игра слов — fluff pieces можно перевести, как „банальные статьи“, или как „пушистые комочки“ / прим. перев.]».

Долгое время люди думали, что они знают, когда приручили кроликов. В связи с этим часто упоминаемая история гласит, что монахи на юге Франции одомашнили кроликов после того, как Римский Папа Григорий 1 издал прокломацию около 600 н.э., что плодовые кролики, называемые также “Laurices”* (лаури), являются рыбой, и поэтому их можно есть во время Великого поста.

Есть только одна проблема: эта история неправда. Мало того, что в легенде кролики приравниваются к рыбе, но сама прокламация является фиктивной, согласно новому исследованию кроличьей одомашнивания.

«Папа Григорий никогда ничего не говорил о кроликах или лаури, и нет никаких доказательств того, что их когда-либо считали «рыбой», – говорит Эван Ирвинг-Пис, археолог из Оксфордского университета.

Он и его коллеги обнаружили, что ранее ученые перепутали папу Григория со святым Григорием Турским. Святой Григорий в свою очередь ссылался на человека по имени Рокколен, который в «дни святого Великого Поста … часто ел молодых кроликов». Все это почему-то привело к рассказу о приручении кроликов французскими монахами.

Следует сказать, что исследования ДНК пока не могут сузить временные рамки одомашнивания кролика, сообщает Ирвинг-Пис и его коллеги 14 февраля в «Тенденциях в области экологии и эволюции». Исследователи говорят, что одомашнивание кроликов было не одним событием, а процессом без какого-либо конкретного начала. По аналогичным причинам ученым было трудно определить, когда и где другие животные были впервые одомашнены.

Генетик Лейф Андерссон из Университета Уппсалы в Швеции согласен с тем, что генетические данные не могут доказать, что приручение кроликов произошло около 600 года н.э. Но он говорит: «Также невозможно исключить, что одомашнивание кроликов произошло именно в этот период».

Практика одомашнивания была хорошо известна к тому времени, говорит Андерссон, и вполне возможно, что французские монахи или фермеры в Южной Франции, знающие толк в мясе кроликов, попытались приручить их, что в конечном итоге могло стать основой для домашнего кролика.

Как бы там ни было, древняя ДНК из старых кроличьих костей может однажды помочь решить этот вопрос.

Термин «laurices» относится к кроликам (Oryctolagus cuniculus), приготовленным без потрошения и потребляемым в качестве деликатеса. Слово обычно встречается во множественном числе, так как из-за небольшого размера кроликов, за один раз может быть подано более одного.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Научно-развлекательный журнал Батрахоспермум (официальный сайт)

В 600 году папа римский Григорий I постановил не считать кроличьи зародыши и новорожденных кроликов мясом, приравняв их по сути к рыбе, так что их стало можно есть во время Великого поста. Голодные французские монахи воспользовались этим и стали их разводить. Так пугливый дикий европейский кролик (Oryctolagus cuniculus) постепенно превратился в ручную лапушку. Так были одомашнены кролики. Так, да не так. Совсем не так.

Читайте так же:  Выборочное восприятие кролик

Биоархеолог Грегер Ларсон из Оксфордского университета (Великобритания) много раз слышал эту историю с тех пор, как впервые стал изучать домашних кроликов. Однажды он попросил своего студента Эвана Ирвинга-Пиза отыскать ссылку на какой-либо документ Ватикана по этому вопросу, чтобы можно было его цитировать в научных публикациях. «Я сказал ему: я уверен, что есть какой-нибудь указ или еще что-то, – вспоминает Ларсон. – Эван вернулся через пару недель и говорит: у нас небольшая проблемка – такого документа не существует».

Эван отследил каждую ссылку на историю о папе Григории и каждую ссылку в этих ссылках. Он натолкнулся на хитросплетение слухов, несостыковок, неточностей, приукрашиваний. К примеру, сам Чарлз Дарвин предполагал, что кролики, вероятно, были одомашнены во времена Конфуция, поскольку мудрец упоминал их, согласно Дарвину, «среди животных, достойных пожертвования богам». Вот только Конфуций никогда не писал о кроликах.

Немецкие светила XX века – зоолог Ганс Нахштайм и геоархеолог Фредерик Цойнер цитировали написанный латынью манускрипт конца VI века, за авторством святого Григория Турского, где говорилось о человеке, который угрожал разграбить город Тур (Франция), как вдруг внезапно слег, отведав молодой крольчатины во время поста, а затем и помер – так Господь наказал грешника. Цитировали они, правда, с кучей ошибок. В результате вышло, что святой Григорий и папа Григорий – два клирика, жившие в одно и то же время, – оказались у немцев одним и тем же человеком, осуждающий рассказ первого каким-то образом преобразился в разрешающий папский эдикт, а идея о том, что во время поста крольчатина пользовалась популярностью, взялась вообще непонятно откуда. Нет никаких свидетельств, что кролики не считались за мясо, отмечают Ларсон и Ирвинг-Пиз в своей научной статье.

Тем не менее из-за ошибок Нахштайма и Цойнера и последовавших перепечаток и цитат легенда о папе римском и кроликах стала едва ли не общепризнанным мнением. «Это прекрасный миф, который успешно материализовывался через бесконечное и некритическое цитирование во вступительных параграфах многих статей по одомашниванию кроликов, – объясняет Ларсон. – Я сам цитировал его, мои коллеги цитировали его, он есть в Википедии и по всему интернету, однако вся эта история – не более чем карточный домик».

Какова же реальная история одомашнивания кроликов? «А у нас ее и нет», – говорит Ларсон.

Археологические данные свидетельствуют о том, что в Испании и Франции кроликов жадно ели в верхнем палеолите, мезолите и раннем неолите. Кролики упоминаются в исторических документах древних римлян, повстречавших кроликов в Иберии. Марк Теренций Варрон в I веке до нашей эры писал о лепорариях, где его жене надлежало откармливать кроликов и зайцев на убой. Кроличьи плоды (laurices) как деликатес описывал в I веке нашей эры Плиний Старший. В Средние века крольчатина считалась элитарной пищей, и люди уже развозили ее по всей Европе. Но когда конкретно кроликов стали разводить, сказать сложно, потому что имеющиеся археологические реконструкции не позволяют уверенно утверждать, попали ли кроличьи кости в слой в результате давних ужинов или же недавних покапушек современных кроликов.

Генетические исследования тоже не дают внятного ответа. Можно сравнить геномы сегодняшних диких и домашних кроликов и по разнице определить время расхождения их линий в эволюционной истории – для этого нужно знать скорость накопления мутаций у кроликов. Проблема в том, что ученые с помощью разных методов получили слишком разные оценки этой скорости. Одна из них предполагает расхождение, случившееся от 12 200 до 17 700 лет назад, что чересчур уж рано для животных, одомашнивание которых, как считается, происходило далеко не в первую очередь. Нельзя исключать, что дикий образец принадлежит популяции, состоящей в слишком отдаленном родстве с теми дикарями, чьи жирненькие потомки ныне хрумкают морковку у вас на кухне.

Увы, ни история, ни археология, ни генетика не позволяют уверенно сказать, когда кролики были приручены человеком. «Имеются убедительные генетические доказательства того, что домашние кролики тесно связаны с дикими из Франции, от которых они в основном и происходят, – утверждает генетик Мигель Карнейро из Университета Порту (Португалия), чьи данные легли в основу приведенного подсчета с завышенным результатом. – Но время, первоначальная мотивация и лежащий в основе процесс остаются недостаточно понятными».

Карта средневековых кроликов в Европе по данным археологии и письменных источников (AD означает нашу эру). Серым показан регион обитания диких кроликов.

Вероятно, потому что и не было никакого конкретного времени, мотивации и основы, полагают Ларсон и Ирвинг-Пиз. Люди неверно представляют себе одомашнивание как некую последовательность событий: поймать дикую зверушку, посадить на привязь, дать кличку, кормить добродушно – и станет она домашней и ручной, можно разводить. Такие истории интуитивно понятны, они отвечают нашим чаяниям от хорошего рассказа. «Едва ли мы можем оценить медленные и продолжительные перемены – наши нарративные структуры работают лучше, когда есть момент озарения», – говорит Ларсон. Миф о папе Григории как раз из этой серии – может быть, поэтому его долго не пытались оспорить.

В реальности же все происходит иначе. Одомашнивание – это долгая история, не ограниченная моментами времени и не содержащая каких-либо «ключевых событий». Это результат непрерывного динамичного процесса, который отражает постепенные изменения в природе и интенсивности отношений между людьми и животными, отмечают авторы. Люди охотились на кроликов более 10 тысяч лет назад, завозили их на острова Средиземноморья около 2500 лет назад, содержали в лепорариях около 2000 лет назад, в земляных насыпях в Средние века, затем в клетках, где стимулировали их к спариванию, и лишь в XVII–XVIII веках стали разводить в качестве питомцев и выводить декоративные породы с необычной внешностью (в это время в скелете стали проявляться отличия от диких кроликов). Ничто из перечисленного нельзя определить как порог, после которого кролики стали наконец одомашненными, но все эти действия так или иначе повлияли на процесс превращения их в таковых.

Не только вопрос времени, но и причин доместикации не имеет особого смысла, отмечает Ларсон. Дело в том, что нет никаких надежных свидетельств того, что старинные люди приручали животных преднамеренно. Волки, к примеру, сами могли следовать за людьми, питаясь тем, что оставалось после их охоты, – так постепенно оба вида стали терпимее друг к другу, и это послужило предпосылкой к дальнейшему сближению и кооперации, превращению волков в собак. Кошки тоже сами пришли, привлеченные мышами, что расплодились с появлением у людей запасов зерна. В таких коэволюционных процессах нет четкой направленности.

Понимая одомашнивание как кумулятивный процесс, можно попытаться определить условия, обеспечившие развитие отношений между людьми и животными, выявить и объяснить изменения их во времени и пространстве, проследить генетические и морфологические эффекты на разных этапах этих отношений, пишут Грегер Ларсон и коллеги. Чего делать не стоит – так это есть крольчатину в Великий пост.

Все права на данный текст принадлежат нашему журналу. Если вам понравилось его читать и вы хотите поделиться информацией с друзьями и подписчиками, можно использовать фрагмент и поставить активную ссылку на эту статью – мы будем рады. С уважением, Батрахоспермум.