Когда одомашнили кроликов

Учёные не знают, когда кролики стали домашними – и даже не уверены, что на такой вопрос можно ответить

В популярных статьях и научных работах часто упоминается, что кроликов впервые одомашнили французские монахи в 600 году н.э. В те времена папа римский Григорий I Великий якобы издал указ о том, что новорожденные кролики не считаются мясом, в результате чего христиане могли есть их во время Великого поста. Они превратились в популярный деликатес, и голодные монахи начали их разводить. Их работа превратила диких, норовистых европейских кроликов в одомашненных животных, способных выносить людей.

Такую историю услышал Грегер Ларсон из Оксфордского университета, когда впервые начали изучать домашних кроликов. Почти что из прихоти он попросил своего студента Эвана Ирвина-Пиза отыскать ссылку на этот факт в Ватикане, чтобы её можно было цитировать. «Я сказал: я уверен, что существует какой-нибудь эдикт, или что-то типа того, — говорит мне Ларсон. – Эван вернулся пару недель спустя, и сказал: Небольшая проблемка, его не существует».

Ирвин-Пиз отследил все ссылки на историю с папой Григорием и все ссылки на эти ссылки. Он обнаружил целую сеть неразберихи, неточностей и приукрашиваний. К примеру, сам Чарльз Дарвин предполагал, что кролики были одомашнены во времена Конфуция, поскольку этот мудрец считал их, согласно Дарвину, «относящимися к животным, достойными стать жертвой богам». Но Конфуций никогда не писал о кроликах.

Двое других авторов – Ф. Е. Зонер и Х. Нахстейм [F. E. Zeuner and H. Nachtsteim] – ещё больше провинились. Этот дуэт исказил историю, рассказанную св. Григорием Турским в шестом веке. Это история о человеке, заболевшем в тот момент, когда он угрожал разграбить город Тур. Якобы, этот человек ел молодых кроликов во время Великого Поста – в результате чего, по мнению Григория, и умер из-за божественной кары. Зонер и Нахстейм поняли большую часть истории неправильно, и их неверная интерпретация привела к появлению современного мифа о папе Григории. Это был не папский вердикт, а просто история одного человека. И эта история явно не одобряла поедание кроликов во время Великого поста. Там ничего не говорилось о популярности подобной еды. Также св. Григорий Турский и папа Григорий Великий – это вообще два разных человека.

И всё же, из-за неправильной интерпретации Зонера и Нахстейма, и механически повторяющих за ними людей, легенда о случайно одомашнившем кроликов папе превратилась в общепринятый факт. Таков был источник вида благодаря естественному отбору. «Это прекрасный миф, успешно поддерживаемый постоянным некритическим распространением в начальных параграфах множества работ по одомашниванию кроликов», — говорит Ларсон.

Так какова же реальная история одомашнивания кроликов? «У нас такой нет», — говорит Ларсон.

Археологические свидетельства говорят о том, что в Испании и Франции ели кроликов ещё со времён эпипалеолита, в промежутке от 20 000 до 10 500 лет назад. В средние века они превратились в еду высокого статуса, и люди начали перевозить их по Европе. Но сложно указать, когда это произошло, из-за, как пишут Ирвин-Пиз и Ларсон, «вторжения кроликов археологическую стратиграфию». Проще говоря: сложно узнать, произошла ли найденная кроличья кость от древнего кролика, или от недавно бывшего там.

Генетические исследования мало чем помогают. Теоретически должна быть возможность сравнить геномы диких и домашних кроликов, живущих сегодня, измерить, насколько они различны, и проработать вопрос того, сколько им потребовалось бы времени на наработку этих различий. При помощи такого подхода Ларсон оценил, что общий предок домашних кроликов отделился от диких в промежутке между 12 200 и 17 700 лет назад. Эти даты кажутся слишком отдалёнными, и с ними есть две проблемы.

Во-первых, для таких подсчётов необходимо знать, как быстро ДНК кролика меняется со временем – и учёные сделали четыре отличные оценки этой скорости, сильно различающиеся между собой. Во-вторых, возможно, что Ларсон с командой выбрали не ту популяцию диких кроликов, не происходящую на самом деле от той же группы, из которой произошли домашние. Ларсон считает, что, вероятно, в этом всё дело.

Это не должно быть такой уж сложной проблемой. Кролики были одомашнены сравнительно недавно, и всё же ни история, ни археология, ни генетика не может точно указать этот момент. «Есть чёткие генетические свидетельства того, что домашние кролики находятся в близком родстве с дикими кроликами во Франции, от которых они в основном произошли», — говорит Мигель Карнерио из CIBIO, недавно проведший своё генетическое исследование кроликов. «Но момент, мотивация и лежащий в основе этого процесс до сих пор чётко не выяснены».

Ларсон считает, что это происходит потому, что люди неправильно представляют себе одомашнивание в виде единственного события. «Сначала всё идёт без изменений, а потом что-то внезапно меняется, как гром среди ясного неба, и после этого всё становится другим, — говорит Ларсон. – На этом построено множество наших историй. Но если вы ищете определённый момент одомашнивания, вы его не найдёте. Он будет ускользать из ваших пальцев».

Одомашнивание – это процесс, а не момент. Люди охотились на кроликов десятки тысяч лет назад. Они перемещали диких животных вокруг Средиземноморья. Римляне содержали их в загонах для скота под названием leporaria. Средневековые британцы содержали их в «насыпях-подушках» – кучах почвы, служивших земляными клетками. Потом они использовали реальные клетки. В итоге мы начали разводить их, как домашних животных. Эти действия не представляют собой какой-то момент, в который кролики перепрыгнули через порог одомашнивания. Но в целом они показывают, как дикие кролики превратились в одомашненных.

Поэтому Ларсон и говорит о том, что «когда» – неправильный вопрос по отношению к одомашниванию. Ему также не нравится и вопрос «зачем». Многие истории об одомашнивании представляют людей в качестве действующих лиц, имеющих чёткие намерения, похищающих животных из дикой природы и разводящих их с какой-то целью. Миф о папе Григории идеально накладывается на эту платформу, из-за чего в частности он и существовал так долго.

Проблема в том, что не существует чётких свидетельств того, что люди одомашнивали кого-либо намеренно (за исключением, возможно, варианта с домашними лисами, которых разводили с научной целью). Не существует недвусмысленного случая, когда люди поймали дикое животное с чёткой целью его одомашнить. Вместо этого, к примеру, скорее всего, дикие волки в поисках еды были привлечены охотой людей или кучами остатков пищи, выработав в итоге более терпимое отношение, что привело к их превращению в собак. Точно так же мышей привлекали наши зернохранилища, а кошек – мыши. «В одомашнивании нет вопроса „почему“, — говорит Ларсон. – Это относится к некоей направленности, которой, судя по всему, не существует».

«Это коэволюционный процесс, который очень трудно разделить на части, — говорит Мелинда Зедер, археолог из Смитсоновского института. – Мы не рассматриваем ситуации типа или-или. Нам нужно понять этапы, которыми люди и кролики сошлись вместе. До тех пор мы не поймём одомашнивание. До тех пор мы будем просто писать банальные статьи [игра слов — fluff pieces можно перевести, как „банальные статьи“, или как „пушистые комочки“ / прим. перев.]».

Археологи из Оксфордского университета подвергли сомнению распространенную точку зрения, что кроликов одомашнили французские монахи примерно в 600-м году нашей эры. Кроме того, красивая история о том, что тогдашний папа римский Григорий I разрешил монахам есть в пост детенышей кроликов, так как считал их рыбами, по всей видимости, неправда. Статья, описывающая все эти перипетии, опубликована в журнале Trends in Ecology & Evolution.

Благодаря археологическим методам, а также современным технологиям расшифровки последовательностей нуклеотидов ДНК ученые установили, что родоначальниками европейских домашних кроликов были дикие кролики, обитавшие на Иберийском полуострове и на юге Франции. Неодомашненные представители вида встречаются там и сейчас.

Однако кости одомашненных кроликов во Франции и других европейских странах находят крайне редко, и большинство из них не отличается от аналогичных костей в скелетах диких кроликов. Кроме того, и значимых генетических различий между ними нет. Заметная разница в морфологии скелетов дикого и домашнего кролика обнаруживается только в находках XVIII века и моложе. Вероятно, долгое время люди не разводили кроликов специально, а просто ловили их.

Авторы статьи отмечают, что одомашнивание — это не единовременное событие, а процесс, так что установить, где и когда точно кролики (да и многие другие животные) перестали быть дикими, невозможно.

Легенда о том, что Григорий I счел новорожденных кроликов рыбами, предположительно, возникла из-за ошибки историографов. Они перепутали этого папу со святым Григорием Турским, жившим в то же время. Но и в записях последнего нигде не говорится, что он причисляет кроликов к рыбам. А в сохранившихся словах Григория I формы слова «кролик» вообще не встречаются.

Цивилизация, реальная или вымышленная писателем-фантастом, строится не только на общественных отношениях, открытиях и религии, но и на контактах ведущего разумного биологического вида с другими видами. Задолго до начала поиска братьев наших больших в космических глубинах homo sapiens обратил взор на братьев поменьше. «Дружба» человека с животными самым непосредственным образом повлияла на становление нынешней цивилизации. На примере истории мы проследим, что дали человечеству контакты с другими видами существ.

Поиск оптимальных (по цене и затраченным усилиям) вариантов культурного развития привели наш вид к тому разнообразию источников одежды, пищи, сырья, удобрений, средств передвижения, бытовой помощи и просто — удовольствия, которое обеспечивают бесчисленные и тесные взаимосвязи с одомашненными животными.

Первый партнер человечества

Одним из первых, а возможно, и самым первым животным, которое люди подвергли приятной, но непростой процедуре одомашнивания (а по-научному — доместикации), стала собака. Произошло это 9-17 тысяч лет назад.

Изучение ископаемых останков древних собак началось в 1862 г., когда в Швейцарии были найдены черепа периода неолита. Эта собака была названа «торфяной», и позже ее останки находили в Европе повсеместно, в том числе на Ладожском озере, а также в Египте. Торфяная собака внешне не менялась в течение всего каменного века, останки ее найдены даже в отложениях римской эпохи. Прямым потомком торфяной считается шпицеобразная собака самоедов. Собаку с Ладожского озера, более крупную, чем типичная торфяная, относят к предкам догообразных, а иногда — лаек.

С предками самой собаки ясности меньше. В качестве таковых называются: 1) волки — как наш серый тамбовский товарищ, так и индийский (самая распространенная гипотеза); 2) волки и шакалы; 3) ныне вымершая дикая «прасобака» — так считал еще Карл Линней, создатель первой классификации живых существ.

Читайте так же:  Кролики белые маленькие

По способу применения выделяют пять основных типов собак: мастиффы, волкообразные собаки, борзые, охотничьи пойнтероподобные и пастушьи собаки.

С глубокой древности собак рисовали, высекали в камне, чеканили на монетах — это дает нам возможность проследить процесс развития «отношений» собаки и человека. В древнеегипетских гробницах были найдены изображения фараоновой собаки, обожествлявшейся египтянами: так, по свидетельству Геродота, в связи со смертью собаки в египетских домах объявлялся траур. На барельефах Вавилона и Ассирии мы видим мастиффов, использовавшихся для охоты и в качестве боевых псов. В Греции и Риме известно множество монет с изображением собак, древнейшие из которых датируются VII-VI вв. до н. э.

Особым спросом пользовались боевые псы. В армии Александра Македонского они занимали почетное место. Ассиро-вавилонские собаки, известные под названием эпиров или молосских догов, были завезены в Древнюю Грецию и Рим, где также использовались в качестве боевых. Весьма ценились собаки охотничьих пород, борзые и гончие (в честь них названо созвездие Гончих псов, оставшихся на небе вместе со своим хозяином, Актеоном).

В Риме боевые собаки стали выступать как гладиаторы, в одиночку соперничая с быками, львами, слонами, медведями. Там же получили распространение и миниатюрные декоративные мелиты, которых потом стали называть мальтийскими болонками. Увлечение матрон собачками было так велико, что императоры неоднократно осуждали его, так как, по их мнению, это препятствовало благородным дамам обзаводиться детьми.

В I веке до н. э. появляется первый известный нам трактат о собаках. В энциклопедическом сочинении Марка Теренция Варрона «О сельском хозяйстве» он описывает различные типы собак, выбор щенка, собачий корм, размножение и способы дрессировки собак. Впрочем, еще раньше в Китае и Японии сохранились письменные упоминания о воспитании и разведении собак — им около четырех тысяч лет.

Собаке, спасшей древнегреческий город Коринф, был поставлен памятник. А в засыпанных пеплом Помпеях был найден большой пес, прикрывавший собою тельце ребенка. Надпись на серебряном ошейнике гласила, что собака уже дважды спасла жизнь своего хозяина.

Питомцы пастырей

Следующей по времени одомашнивания, видимо, была коза. Произошло это 9-12 тысяч лет назад на территории современного Ирана, Ирака, Палестины. Ее дикими предками были безоаровый и винторогий козлы. Козу уважали как кормилицу (по преданию, коза Амалфея вскормила младенца Зевса), а козья шкура относится к божественному одеянию Афины Паллады. Изображения коз есть и на фресках Древнего Египта.

Не все последствия дружбы с козами были предсказуемы. Приручение коз дало человеку высококачественные молоко, шерсть, кожу, но также и навредило среде его обитания. Там, где долго пасутся стада коз, исчезает всякая растительность, и на цветущий край наступает пустыня. Козы не только начисто уничтожают побеги — они добираются даже до неглубоко лежащих семян, которые могли бы прорасти в ближайший дождливый сезон. Оголенная козами почва подвергается эрозии. Такая участь постигла и плоскогория Кастилии, и Малую Азию, и некогда знаменитые марокканские и ливанские кедровые рощи.

Примерно в это же время — 10-11 тысяч лет назад — на территории современного Ирана была одомашнена овца. Оттуда домашние овцы — потомки диких баранов аргали и муфлонов — попали сначала в Персию, потом в Месопотамию. Уже в ХХ в. до нашей эры в Месопотамии были разнообразные породы овец, одна из которых — тонкорунная овца с рогами, закрученными спиралью — широко распространилась: овцы-мериносы потом стали гордостью Испании.

Те, что гуляют сами по себе

7-12 тысяч лет назад рядом с человеком появилась кошка. Кошки, поселившиеся рядом с жильем человека по своей воле, — исключение среди домашних животных. Принято считать единым предком домашней мурки североафриканскую и переднеазиатскую степную буланую кошку, одомашненную в Нубии около четырех тысяч лет назад. Отсюда домашняя кошка попала в Египет, в дальнейшем в Азии скрестившись с лесной бенгальской. В Европе пушистые пришельцы повстречались с местной, дикой лесной европейской кошкой. Итог скрещиваний — современное разнообразие пород и расцветок.

Ископаемые останки кошек найдены в слоях неолита и бронзы Передней Азии и на Кавказе, в Иордании и городах Древней Индии. На росписях в гробницах Саккараха (2750-2650 гг. до н. э.) кошка изображена с ошейником, а на фреске из Бени-Хасана — в доме, рядом с хозяйкой.

В Египте кошки были на особом положении среди прочих обожествляемых животных. Их трупы бальзамировались и захоранивались в пышных гробницах на специальных кладбищах. Они считались воплощением Баст, богини луны и плодовитости, в чьем храме в Бубастисе на праздники собиралось порой до 700 тысяч верующих. Археологами обнаружено около 300 тысяч кошачьих мумий, относящихся к IV тысячелетию до н. э. В XIX веке один предприимчивый купец загрузил ими в Египте целый корабль и привез в Манчестер, думая продать на удобрение. Затея провалилась, и большинство мумий попало в научные коллекции.

Закон также охранял священное животное: за убийство кошки грозило суровое наказание вплоть до смертной казни (о несчастном греке, по незнанию убившем кошку, рассказывает Геродот).

Вывоз кошек за границу долгое время был запрещен. Лишь во втором тысячелетии до нашей эры домашние кошки появились в Вавилоне, потом — в Индии, Китае и Японии. Из Египта кошка на кораблях финикийских купцов попала во многие уголки Средиземноморья, но вплоть до начала н. э. она была редким и дорогим зверем.

Спрос на кошек стал резко падать лишь с распространением христианства, воспринявшего их резко отрицательно. Если в эпоху раннего христианства кошки еще могли жить при монастырях (в ряде женских монастырей они были вообще единственными животными, которых разрешалось держать), то позже кошки (особенно черные) стали восприниматься как пособники ведьм, колдунов и лично дьявола. Невинные зверьки стали жертвами инквизиции, их вешали и сжигали как еретиков. Во все христианские праздники несчастных животных сжигали живьем и закапывали в землю, жарили на железных прутах и в клетках с обрядовыми церемониями на глазах толп верующих. Во Фландрии, в городе Иперн, среда на второй неделе поста называлась «кошачьей» — в этот день кошек бросали с высокой башни. Обычай был введен графом Болдуином Фландрским в Х веке и просуществовал до 1868 г.

Европейские кошки неизбежно были бы истреблены, но их спасло нашествие крыс, принесших с собой «черную смерть» — чуму, и кошки нашли себе достойное применение, а потом и уважение хозяев.

Поставщики яиц и перьев

«Ровесниками» кошек — по времени приручения — являются гуси. Гуси были одомашнены первыми среди птиц: дикий серый вид — в Европе, нильский — в Северной Африке, сибирско-китайский — в Китае. Найдены рисунки нильского гуся, разводимого в Египте в 11 тысячелетии до н. э.

В историческое время гусей содержали практически во всех странах Европы, Азии и Северной Африки. В Древней Греции гуси были посвящены Афродите; в Риме же к ним стали весьма уважительно относиться после того, как, по преданию, в начале IV в. до н. э. чуткие птицы, подняв тревогу, помогли отбить нападение галлов.

Семь тысяч лет назад в Месопотамии и Китае были одомашнены утки, потомки обычной кряквы.

Куры как домашняя птица впервые появились в Южной Азии. Диким их предком был банкивский петух. Кур разводили как для яиц и мяса, так и для поединков. Фемистокл, собираясь на войну с персами, включил в программу подготовки петушиные бои, чтобы солдаты, глядя на птиц, учились у них стойкости и отваге. От смелых задиристых птиц получили свое название народ галлов.

А много ли буйвол дает молока?

Буйволы — самые ценные домашние животные в странах Юго-Восточной Азии — были приручены 9 тысяч лет назад. Удивительно неприхотливые в еде, неутомимые в работе и невосприимчивые ко многим болезням, губительным для другого домашнего скота, с завоеваниями ислама они были завезены арабами в Переднюю Азию и Северную Африку, из Египта — в Восточную. Арабы привезли буйволов на Сицилию и в Северную Италию, а турки — на Балканы.

8,5 тысяч лет назад была одомашнена корова. Произошло это, по разным версиям, на территории современной Турции, в Испании, Южной Азии. Ее дикий предок тур был истреблен еще в средневековье, а корова, распространившаяся по свету еще в античности, повсеместно и была возведена в ранг священного животного. Этот статус сих пор сохраняется во многих индийских религиозных школах и в Африке. Священные крылатые быки, высеченные из камня, украшали храмы Ассирии и Персии. В Египте бык Апис был земным воплощением бога-покровителя Мемфиса, Птаха. На Крите, родине быкоглавого минотавра, быки участвовали в знаменитых бычьих играх — цирковых представлениях с религиозной подоплекой. И не зря один из эпитетов богини Геры — «волоокая».

Буйволы и быки широко использовались не только как источники молока, мяса, шкур, но и как тягловые животные. Они тащили за собой тяжелые телеги и рала, помогая человеку заниматься земледелием.

Их аналогом в Южной Америке стали лама и альпака, прирученные пять-семь тысяч лет назад на территории Перу. До прихода испанцев ламы были единственным транспортным животным у индейцев. По горным дорогам лама может нести груз в 50-60 килограммов, что совсем немало, если учесть, что сама она весит около ста. Альпаку же разводят ради прекрасной шерсти.

Любители желудей

9000 лет назад в Китае и Юго-Восточной Азии были одомашнены свиньи, разводившиеся ради мяса и шкур. Несколько позже их изображения появляются на фресках Древнего Египта. Свиньи тех времен похожи не на привычных нам хрюшек, а на нынешних кабанов: жилистые, подвижные, по современным меркам очень худые.

В Европе свиней пасли на своеобразных угодьях — в дубовых рощах. Эти парнокопытные любят лакомиться желудями, хотя способны переваривать едва ли не любую органическую пищу.

Вечно голодные свиньи были источником беды в средневековых городах. Обычное их преступление — детоубийство. К ним и относились как к преступникам — арестовывали, держали в городской тюрьме наравне с людьми, судили, приговаривали к повешенью. А детишек-поросят конфисковывали в пользу суда.

Золотое руно

Пожалуй, самая известная история древности, к которой, хоть и явно против своего желания, была причастна овца — плавание аргонавтов за золотым руном. Хранилось это сокровище царя Ээта в Колхиде (Кавказ), в священной роще Ареса. Ученые не пришли к однозначному выводу, что именно представляло собой золотое руно. Существуют как минимум две правдоподобные версии:

1) что аргонавты на самом деле плавали за тонкорунными овцами, которых в те времена не было в Греции, зато были в Грузии;

2) что руно и впрямь было золотым. В золотоносных реках так добывали драгоценный металл: клали на дно овечью шкуру, и шерсть задерживала более тяжелые частички золота. Если же это происходило достаточно долго, шкура и вправду обретала изрядную денежную ценность.

Стук копыт

Первые очаги одомашнивания лошади возникли за 4 тысячи лет до н. э. Предположительно было одомашнено два типа дикой лошади: мелкие, широколобые степные лошадки, отдаленно похожие на тарпанов (вымерших в средние века диких европейских лошадей), и более крупные лесные лошади, с узким лбом, длинной лицевой частью головы и тонкими конечностями. Домашние лошади долго сохраняли признаки диких предков. Первыми стали совершенствовать лошадей народы Древнего Востока. В VII-VI вв. до н. э. лучшими в мире считались несейские лошади Персидского царства. Коневодством славились области, примыкавшие к Каспийскому морю. В конце первого тысячелетия до н. э. славу несейских лошадей наследовали лошади Парфянского царства, образовавшегося на месте северных провинций Персии и Бактрии. Парфянские кони золотисто-рыжей масти были статными и для тех времен высокими (полтора метра), они становились желанной военной добычей любого государства.

Совсем другим было в те времена коневодство лесной полосы Восточной Европы — здесь лошадей использовали в основном на мясо, их рост составлял всего 120-130 см.

В XVII в до н. э. появились колесницы. Благодаря им гиксосы, пришлые племена, надолго покорили Египет. Значительно позже появилась конница — вооруженные всадники в крупных боевых соединениях (отдельные наездники были значительно раньше), это произошло в начале I тысячи лет до н. э. у ассирийцев. Интересно, что вначале у конного воина, как и в колесницах, был возница-правчий: в бою он управлял двумя конями (своим и своего воина), а у бойца при этом освобождались обе руки для стрельбы и метания дротиков.

5-6 тысяч лет назад был одомашнен африканский дикий осел. Домашние ослы долгое время были основным транспортным животным, особенно в тех странах, где лошадей не знали или по каким-либо причинам применение ослов было предпочтительней. У осла копыта гораздо крепче, чем у коня, и подковы им не нужны даже на каменистой и неровной горной почве. Ослы широко применялись как верховые и вьючные животные многие тысячелетия, они использовались при постройке египетских пирамид и даже в сражениях. Так, персидский царь Дарий однажды с помощью ослов разогнал войско скифов, которые никогда не видели этих животных и испугались.

В Европе и Азии были выведены сильные, рослые породы домашних ослов, такие как хомадские — в Иране, каталонские — в Испании, бухарские — в Средней Азии. В Греции осел посвящался богу виноделия Дионисию и входил вместе с силенами и сатирами в его хмельную свиту.

Охотничьи и почтовые услуги

Возникнув около пяти тысяч лет назад в Индии, соколиная охота быстро покорила мир, а расцвета «спорт царей» достиг в раннее средневековье. В Европе соколиная охота носила массовый характер: она была увлечением как феодалов, так и простолюдинов. Существовал специальный табель о рангах, предписывающий, кому и с какой птицей охотиться. В Англии воровство или убийство чужого сокола каралось смертной казнью.

Громадны и величественны были охоты Чингисхана с участием сотен птиц и тысяч собак. Многие сотни птиц держали при Иване Грозном — даже дорожную подать с купцов брали голубями для соколов.

Собственно голубей человек одомашнил 6,5 тысяч лет назад (в Месопотамии). Голуби часто изображались на ассирийских барельефах. Во многих странах голуби были священными животными, посвященными богиням любви — Астарте, Афродите. В Древнем Риме в специальных помещениях-колумбариях голубей разводили на мясо. Плиний Старший писал, что его современники «помешаны на жарком из голубей». Но главное предназначение голубя иное. Это единственная птица, которая верой и правдой служит воздушной почтой, благодаря своему умению находить путь к родным местам.

В экстремальных условиях

5000-6000 лет назад одомашнили верблюдов: в Аравии — одногорбого (дромадер), в Средней и Центральной Азии — двугорбого (бактриан). В Египте найдена статуэтка навьюченного дромадера, возраст которой более 5000 лет. Видимо, того же возраста рисунки, изображающие одногорбых верблюдов на скалах Асуана и Синая. В литературе оба верблюда упоминались начиная с 700-600 годов до н. э. Много писал о верблюдах Геродот в связи с большим значением этих животных для войн. «Корабли пустыни» славились способностью долго обходиться без воды и пищи.

Не остался без домашних животных и север. Две-три тысячи лет назад на Чукотке зародилось оленеводство. В довольно бедном мире тундры олень стал настоящим спасением северных народов. Туша животного использовалась полностью, а не только мясо и шкура. В пищу шло все, вплоть до молодых рогов, сухожилий, костного мозга и личинок подкожного овода!

Таким же спасением в горах, степях и полупустынях Тибета стал як, прирученный в первом тысячелетии до н. э. Из жирного — в два раза жирнее коровьего — молока, помимо обычных масла и сыра, делают специальный творог, который долго не портится и почти ничего не весит (что весьма удобно для путешествующих). Шерсть и шкура яков спасает от холода, а высушенный навоз зачастую оказывался единственным доступным топливом в горах.

Крылатые шестилапые

Чуть позже — по разным оценкам, от 2300 до 5000 лет назад — люди начали одомашнивать пчел. Самое древнее изображение пчелы нашли в Аранской пещере (Испания) — рисунку периода палеолита более 15 тысяч лет. Планомерное разведение пчел начали древние египтяне, причем в Египте пчеловодство было кочевым: ульи на плотах, по мере цветения медон осных растений в северных провинциях Египта, медленно двигались вниз по Нилу.

Со второго тысячелетия до нашей эры в Ассирии появился обычай покрывать тела умерших воском и погружать в мед. Продержался обычай долго — до Александра Македонского, тело которого тоже перевозили в гробу, доверху залитом медом, к месту его захоронения в Египет.

Если судить по частоте упоминаний в литературе, пчелы были одним из самых популярных животных в античности: о них писали царь Соломон и Демокрит, Аристотель и Вергилий, Аристофан и Ксенофонт. В 950 г. по приказу императора Константина VII была составлена энциклопедия по пчеловодству — «Геопоника». Мед был практически единственным сырьем для приготовления сладких блюд до середины средних веков, а воск служил для изготовления свечей.

На противоположном конце Евразии нашли применение другому насекомому — бабочке-шелкопряду. Впервые упоминание о шелке встречается в древней китайской рукописи ок. 2600 г. до н. э. Более двадцати веков китайцы сохраняли монополию на производство шелка. По преданию, первая удачная попытка контрабанды гусеничных коконов была произведена в IV в. н. э. одной китайской принцессой, которая вышла замуж за короля Малой Бухары и принесла ему в дар «яйца шелковичного червя», спрятанные в прическе. Развести шелкопряда вне Китая не получилось.

Удачнее оказался второй контрабандный провоз в 552 году, когда два монаха пронесли коконы в посохах и вручили их императору Юстиниану. С этого времени шелководство начало развиваться и вне Китая. Правда, потом на некоторое время оно заглохло, но возродилось после арабских завоеваний.

Поедатели капусты

Кролика начали одомашнивать еще в Древнем Риме — там зверьки содержались в особых загонах- лепорариях. Как всем известно, кролик — «это не только ценный мех». Римляне стали откармливать их на мясо (гурманы особенно любили кроличьи эмбрионы и новорожденных крольчат). Ценились кролики и в средневековой Европе — так, в Англии начала XIV в. кролик стоил не меньше поросенка.

И уже в античные времена кролик стал доставлять много хлопот. На Балеарском архипелаге от пары выпущенных на волю кроликов произошло столь многочисленное потомство, что местные жители стали просить императора Августа помочь им справиться с напастью и прислать солдат для борьбы с прожорливыми зверюшками. Судя по Австралии, «съеденной» кроликами уже в Новое время, эта история никого ничему не научила.

Каждой твари по паре

За несколько тысяч лет до н. э в Новом Свете началось одомашнивание морских свинок. Вполне вероятно, что эти зверьки в поисках защиты и тепла сами приходили в жилище человека. У инков свинки были жертвенными животными, которых приносили в дар богу Солнца, а также ели по праздникам. Особой популярностью пользовались свинки с пестрым коричневым или белым окрасом. В Европу их завезли в XVI в. «Морскими» называются они сейчас скорее по ошибке — куда более верно звать их «заморскими».

Страуса, ради перьев и яиц, одомашнили пять тысяч лет назад древние египтяне. Птиц содержали стадами и охраняли. Приручались молодые животные, которых после достижения зрелого возраста периодически ощипывали. Одомашниванием страусов занимались также в восточном Судане — там их содержали со стадами крупного рогатого скота и верблюдов.

В Древнем Египте начали разводить и цесарок. Довольно долго цесарки в Греции и Риме были лишь жертвенными птицами. Так продолжалось до императора Калигулы, который постановил: в знак «божественного величия» приносить ему цесарок в жертву — то есть к столу.

В V в. н. э. из дикого сазана был выведен карп. В Европе карпы разводились главным образом в монастырских прудах. Первое упоминание о них есть в приказах, разосланных министром Кассиодором губернаторам провинций: министр требовал, чтобы ко столу короля Теодориха (456-526 гг.) регулярно поставлялись карпы.

С древности были и такие домашние питомцы, чьи функции сводились к сугубо декоративным. В Х в. до н. э. в Китае из карасей были выведены различные породы золотых рыбок, которые быстро распространились в Японии и Индонезии. А в средневековье (XV в.) была одомашнена канарейка.

Сегодня мы с трудом можем представить в качестве домашних таких животных, как дрозды, куропатки, лебеди, аисты, журавли, пеликаны — в Египте их откармливали на мясо и использовали в качестве несушек. Ради мяса разводили и гиен (!), их же использовали в качестве сторожевых животных. В Древнем Риме сонь (мелких грызунов) содержали в особых горшках (долиях), где и откармливали орехами. Их мясо ценилось как большой деликатес. Издавна повелся обычай на пирах ставить на стол весы, взвешивать на них в присутствии нотариуса соню и заносить в протокол ее вес. Подавать наиболее упитанных сонь было делом престижа и гордости богачей. А в древнеримских прудах на радость гурманам разводились мурены.

На Древнем Востоке леопарды и львы содержались как священные и жертвенные животные (а также — ради престижа правителя). Со львами даже охотились, хотя в качестве охотников куда более популярны были гепарды. Кое-где с ними, а также с прирученными гораздо позже — 1000-2000 лет назад — каракалами (крупные дикие кошки) охотятся и сейчас.

Сотни лет насчитывает использование прирученных бакланов — в Китае и Японии их используют как «живые удочки»: на шею птице надевается железное кольцо, не позволяющее проглотить рыбу, после чего баклан выпускается на рыбалку.

В последние два века были сделаны попытки одомашнить еще несколько животных: лосей, овцебыков, антилоп; а также декоративных животных — сирийских хомячков и многих аквариумных рыбок.

Кошкозаменители

Поскольку кошки в античности были редки, то службу ловца мышей несли прирученные хорьки и ласки, а в Древнем Египте — еще и известный истребитель змей, родственник мангустов ихневмон («фараонова мышь» — см. картинку). С древности известна альбинистическая форма черного хорька — фуро (он, а вовсе не горностай, изображен на картине Леонардо да Винчи «Дама с горностаем»). Он выведен 2500-2000 лет назад в Южной Европе и долгое время заменял кошку, а также использовался при охоте на кроликов. В конце IV в. н. э. римский писатель Палладиус советовал в борьбе с мышами и кротами («вредителями артишоков») заменить домашнего хорька кошкой, однако обаятельные представители куньих до сих пор остаются домашними любимцами, хотя распространены куда менее, чем кошки.

Человечество развивалось бы иначе, если бы его путь не пересекся с дорогами братьев меньших. Сумели бы люди выжить и создать современную культуру без участия собак, коров, лошадей, овец? Даже отсутствие на Земле такого простого вида насекомых, как пчелы, сильно изменило бы образ жизни в средневековье.

Доместикация животных — важнейшее условие в развитии цивилизации, и если вы когда-нибудь начнете создавать собственный фантастический или сказочный мир, свои народы и страны — не забывайте о верных друзьях разумных существ, о домашних животных.

Ранее считалось, что индейцы Северной Америки до прибытия европейцев не одомашнили ни одного вида животных.

Анализ останков зайцев и кроликов, найденных в городе Теотиукане, указывает на то, что при жизни эти животные часто питались кукурузой. По мнению учёных из Мексики и США, это может означать, что данные животные были не дикими, а приручёнными. Это первое свидетельство в пользу существования животноводства в доколумбовой Северной Америке. Соответствующая статья опубликована в журнале PLOS ONE.

Исследователи подвергли радиоуглеродному анализу кости 134 кроликов и зайцев, найденных в заброшенном древнем городе Теотиуакане (ацтекский «Город богов» в 50 километрах к северу от современной столицы Мексики). Все останки датировались периодом от 1 до 550 года нашей эры. Для сравнения также проанализировали состав костей 13 диких зайцев и кроликов из окрестностей современного Мехико. Как оказалось, в костях древних зайцев и кроликов куда больше углерода-13, чем у современных представителей тех же видов. Изотоп углерода-13 легко накапливается в некоторых культурных растениях, в особенности в кукурузе, распространённой в этой части мира. Уровень углерода-13 в костях древних кроликов оказался достаточно высок, чтобы с уверенностью заявить о том, что кукуруза была ключевым компонентом их диеты.

Исследователи полагают, что дикие зайцы и кролики не могли так часто питаться кукурузой, просто приходя на поля древних мексиканцев, чтобы изотоп углерода-13 накопился в их костях в таких количествах. При этом, как отмечают учёные, масштабы возделывания кукурузы за последние 2000 лет в Мексике скорее выросли, чем сократились. Максимальная концентрация углерода-13 отмечается в древних костях, найденных в комплексе зданий Остойауалько (Oztoyahualco). Там же обнаружили археологические следы разделки зайцев и кроликов и скульптуру, изображающую одно из этих животных. Однако в костях современных зайцев и кроликов из окрестностей Мехико концентрация углерода-13 не повышена. Эти факты в совокупности могут означать, что древних кроликов кто-то специально кормил кукурузой.

Полученные результаты дают право предполагать, что жители древней Мексики задолго до появления европейцев предприняли серьёзные шаги по одомашниванию животных. Ранее считалось, что в этой части света вообще не знали животноводства, так как там не было диких коз, лошадей, верблюдов и других животных, пригодных для одомашнивания. Это отличало Мезоамерику как от Европы и Азии, так и от Южной Америки, где индейцы разводили морских свинок (Cavia porcellus) на мясо с 5000 года до н. э. Новые данные указывают, что жители юга Северной Америки начали одомашнивать кроликов почти в то же время, что и древние римляне. Последние стали разводить кроликов в огороженных загонах незадолго до начала нашей эры.

Путь от дикого кролика до пушистого кролика гораздо более загадочен, чем мы думали.

На протяжении десятилетий общеизвестно, что французские монахи одомашнили кролика в 600 г. н.э. В то время тогдашний папа Григорий постановил, что плоды кроликов были в безопасности для христиан, чтобы есть во время предоставления, потому что (каким-то образом) они технически не были мясом. Итак, монахи начали держать кроликов вокруг, и после тысячелетий селекции и одомашнивания они в конечном итоге стали пушистыми кроликами, которые хлынут вокруг наших домов сегодня.

Это отличная история, но на самом деле это может быть неверно. В новом исследовании сделан вывод, что папа Григорий никогда не делал такого прокламации, и что приручение кролика было намного больше, чем этот единственный, повествовательный момент в истории.

Грегер Ларсон, эволюционный биолог из Оксфордского университета и автор этого нового исследования, обнаружил эту ошибку с помощью простого случайности. Изучая геном кролика, он закончил учебу в Ватикане, показывая, что папа Григорий дал добро на приготовление пищи кроликов плода.

«Я хотел убедиться, что мы пересекли наш Т, и я уселся, – говорит Ларсон. «Но когда мой ученик вернулся, он сказал:« Э, небольшая проблема. Эта история путаница.

Ученик Эван Ирвинг-Пиз не смог найти ни записи, ни доказательства, указывающих на историю Папы. Ларсон говорит, что это действительно удивило их, потому что это была широко распространенная история в научных работах; даже сам Ларсон говорит, что он процитировал это раньше.

Оттуда Ларсон, Ирвинг-Пейз и некоторые из их коллег решили расшифровать реальную историю о приручении кроликов. Но, как выясняется, реальная история намного сложнее, чем указ папы.

Во-первых, они пытались определить, когда одомашненные кролики расходились с их человекоподобными дикими коллегами, используя генетические данные обеих популяций. Эти результаты показали расхождение где-то между 12 200 и 17 700 лет назад – это поздний ледниковый период, до 600 г. н.э.

Но Ларсон говорит, что это также может означать, что дикие кролики, которые они выбрали, просто не так тесно связаны с одомашненными, как другие.

Лейф Андерссон, генетик из Уппсальского университета в Швеции, который не участвовал в работе, повторяет, что генетические данные исследования не подтверждают, что приручение кролика произошло в 600 году нашей эры. «Слишком много неопределенностей для получения точной оценки», – сказал он PopSci по электронной почте.

Но это не опровергает его, по словам Андерссона; По его словам, французские монахи и фермеры любят мясо кроликов, поэтому не может быть и речи о том, что в это время там происходило некоторое одомашнивание.

Как отмечают исследователи в опубликованном вчера исследовании « Пограничники в области экологии и эволюции », они считают, что ученые смешивают папу Григория с совершенно другим человеком с тем же именем: историком-святым Григорием Турсом, который когда-то ссылался на людей, которые ели кроликов-младенцев во время Великого поста.

«Это похоже на телефонную игру», – говорит Ларсон. «Кто-то что-то сказал, и он был украшен, или что-то было забыто, а затем они сказали следующему человеку и так далее. И внезапно у вас есть это одно сообщение, которое по сравнению с оригиналом ничего не говорило.

Ларсон добавляет, что он считает, что этот рассказ сохранился так долго, потому что: «Люди не любят истории, это определенная история. Люди любят момент эврики.

Он также предупреждает о том, что мы не должны думать о приручении животных, сосредоточенных вокруг одного события, такого как вымышленный указ Папы Грегори, но думаем об этом вместо этого как о продолжительном непрерывном процессе, в котором различные пути выбираются по пути – будь то намеренно или нет. Например, для кроликов потребовалось несколько веков, чтобы чувствовать себя комфортно вокруг людей, а еще несколько веков – разводить больше или меньше кроликов или кроликов с разноцветным мехом.

Ларсон также не закрыл свое расследование. Чтобы лучше понять временную шкалу одомашненности кролика, Ларсон хочет более внимательно рассмотреть другие способы, с которыми кролик и люди переплетаются. Выяснив, что цветные кролики впервые появились в гобеленах или нашли первый экземпляр слова «hutch» – небольшие деревянные конструкции, используемые для размещения кроликов, – а затем сопоставляя его с генетическими изменениями кролика, Ларсон говорит, что это может сделать запись немного более ясно.

«Никто не знает, каковы ответы, потому что никто не думал спросить».

Микроструктура белого вещества в разных проводящих структурах мозга кроликов

Irene Brusini et al / PNAS 2020

Исследователи показали на примере кроликов, что процесс одомашнивания у животных сопровождается соответствующими изменениями в структуре мозга. В частности, у домашних кроликов, по сравнению с дикими, уменьшился объем миндалевидного тела — области мозга, отвечающей за страх и агрессию. Эти изменения обусловили специфическое поведение животных, которые перестали бояться людей и стали более дружелюбными. Исследование опубликовано в Proceedings of the National Academy of Sciences.

В процессе одомашнивания животных идет направленная селекция на определенные «черты характера» особей, благодаря которым их можно назвать ручными. В частности это снижение агрессии, снижение страха перед людьми, замедленная «реакция убегания» (flight response). Кролики представляют собой хороший объект для изучения генетических и физиологических изменений, сопровождающих одомашнивание, так как их приручили относительно недавно, и дикие кролики до сих пор распространены во многих регионах. Если дикие особи крайне осторожны и пугливы, домашние кролики, напротив, дружелюбны и довольно заторможены.

Исследователи из Королевского института технологий Стокгольма, университета Уппсалы (Швеция) и университета Порту (Португалия) показали ранее при помощи полногеномного секвенирования популяций диких и домашних кроликов, что одомашнивание сопровождалось приобретением полиморфизмов в генах, ответственных за развитие мозга. В новой работе ученые показали, что у домашних животных изменение характера по сравнению с дикими предками действительно сопровождается изменениями в структуре мозга.

Объем медиальной префронтальной коры (MFC) и миндалины (AMY) отличается у домашних и диких кроликов