Расплодились как кролики

Код для вставки в блог

Скопируйте готовый код используя комбинацию клавиш Ctrl+C.

В 1859 году один из фермеров привез в Австралию 24 диких кролика, которые раньше здесь не водились. В то время австралийский континент начали заселять европейцы, и новых поселенцев нужно было обеспечивать мясом. Вскоре кролики расплодились так, что стали бичом для всего континента. Естественных врагов у них не было, и одичавшие кролики опустошали посевы и пастбища, сады и леса. Никакие охотники не могли с ними справиться. Хотели использовать волков, но от этой идеи благоразумно отказались – ведь эти хищники будут нападать не только на кроликов. Что делать? Для борьбы с кроликами решили использовать вирус болезни миксоматоза. Этот вирус, опасный только для кроликов, передается через кровь. Его специально привезли из Бразилии. Но как заразить вирусом диких кроликов?

По словам ученых, чей доклад опубликован в журнале Journal of Applied Ecology, причиной быстрого роста кроличьей популяции является проведенное ранее истребление кошек, которые поедали местных птиц, сокращая их количество до опасного минимума. Однако отсутствие кошек на острове Маккуори привело к тому, что от почувствовавших свободу ушастых стали страдать другие животные (главным образом местные пингвины) и растения.

Как утверждают экологи, урон, причиненный тысячами кроликов местной природе, настолько велик, что его видно даже из космоса. В ближайшее время по инициативе правительства Австралии будет проведено истребление кроликов, а заодно крыс и мышей, которые плодятся так же быстро и приносят вред окружающему миру. На операцию планируется потратить 24 млн австралийских долларов, что равняется 17 млн долларов США.

По словам представителей агентств, занимающихся сохранением флоры и фауны острова, ученые должны получить урок из сложившейся ситуации. «Наше исследование показало, что в период с 2000г. по 2007г. произошло большое разрушение экосистемы, десятилетия стараний по ее сохранению пропали зря, — говорит Дана Бергсторм из организации Australian Antarctic Division. — Агентства по сохранению окружающей среды должны вынести из этого урок, что любые интервенции должны производится обдуманно, со взвешиванием малейших рисков появления побочных эффектов».

Кролики на о.Маккуори были завезены мореплавателями в 1878г. К 1960г. их количество возросло так, что экологам пришлось принять первые меры по контролю их численности. Восемь лет назад с острова исчезли кошки — и кроликов из 10 тысяч стало 100 тысяч. Остров Маккуори — одно из самых главных мест по разведению нескольких видов пингвинов.

Недавно я задалась вопросом: в Австралии кроликов ? как собак нерезаных, миллионы, но почему-то ни разу не слышала, чтобы крольчатина была популярным австралийским блюдом. И о кроличьем мясе из Австралии не слышала. Кенгурятины в наших магазинах полно – ее даже продают под видом говядины, а крольчатины нет. То, что я узнала, шокировало.

История появления кроликов в Австралии известна. Колонизаторы держали их на кораблях, чтобы всегда было мясо для пропитания. Один из колонизаторов, Мартин Остин, тоскуя по родине, выпустил на австралийские просторы 24 кролика. Далее произошло ужасное: у кроликов в Австралии не оказалось естественных врагов и они стали размножаться в геометрической прогрессии. Уже через 70 лет эти 24 кролика расплодились до десяти миллиардов. Это абсолютный рекорд размножения млекопитающих на нашей Земле.

Сначала миллионы, а потом миллиарды кроликов шли по континенту со скоростью 80 миль (130 км) в год. Они шли, опустошая все на своем пути, через Новый Южный Уэльс на запад Австралии.

На совести кроликов ? исчезновение многих австралийских животных и растений, разорение пастбищ, уничтожение лесов. Оголяя землю от растительности, кролики стали причиной эрозии австралийских почв. Почва без леса и травы быстро вымывается и выветривается, а на ее восстановление требуются сотни лет.

Чтобы остановить кроличьи полчища, применялось много способов: их отстреливали, травили, их норы распахивали тракторами. Но все эти меры были малоэффективны.

В 1950 году против кроликов впервые было применено биологическое оружие – вирус миксоматоза*. Тогда от болезни умерли 99 % кроликов, а выжившие приобрели устойчивость к вирусу.

В 1995 году снова было применено биологическое оружие – вирус кальцивироза, вызывающий геморрагическую болезнь. Этот вирус помогает удерживать стадо диких кроликов в пределах 300 миллионов особей.

Сейчас против австралийских кроликов выпущен новый вирус – ВГБК К5. Это корейский штамм, при помощи которого австралийцы надеются еще больше уменьшить поголовье кроликов на континенте.

Так почему же в Австралии кроликов много, а мяса кроликов нет в продаже? Оказывается, в личных хозяйствах кроликов содержится всего несколько тысяч. На всю Австралию имеется всего четыре фермы, где они разводятся.

Фишка в том, что все завезенные вирусы переносятся кровососущими насекомыми, которые не отличают диких кроликов от домашних – заражают всех. Вакцина на одного кролика стоит 10 долларов, а если укол сделает ветеринар, то 40 долларов. Получается, что на стадо кроликов в количестве тысячи голов необходимо в год потратить от 10 до 40 тысяч долларов. Дорогое удовольствие. Поэтому мясо кролика там приравнено к дорогим сортам мяса, которое подается только в дорогих ресторанах.

Что касается мяса диких животных, то: во-первых, все они заражены и никто не захочет есть мясо больных животных; во-вторых, кролики дикие, соответственно, их мясо жесткое, жилистое и не представляет никакой кулинарной ценности.

Вот и весь секрет: кролики в Австралии все равно что для нас крысы. А мы же не едим крыс.

Справка от «Хозяйства»

Завести кролика в Австралии без регистрации и официального разрешения нельзя, иначе можно заработать штраф в размере 44 тысяч долларов. *Миксоматоз – это заболевание было впервые описано в 1896-1909 гг. в Бразилии. Тогда было установлено, что носителем вируса являлся один из местных видов зайцеобразных. В 1950-е годы миксоматоз был специально завезен для борьбы с дикими кроликами сначала в Австралию, а затем во Францию. Во Франции процесс вышел из-под контроля ? и вирус миксоматоза распространился по всей Европе, из-за чего в 1952-1955 гг. были зафиксированы опустошительные эпидемии. В 1954 г. в Европе возникла пандемия миксоматоза, когда заболевание распространялось со скоростью 450 км в год, охватив все страны Европы. Таким образом виновниками современных болезней кроликов можно считать ученых. То же самое произошло и с вирусом геморрагической болезни кроликов.

Бедные австралийцы. Кажется, вся фауна ополчилась против них. Возможно, потому что когда-то колонисты завезли сюда слишком много животных, которые сами никогда сюда не доплыли бы. Вот ядовитые жабы должны были бороться с жуками-вредителями, а предпочли есть другие местные «вкусняшки», зато невообразимо размножились и потравили местных сумчатых, крокодилов и птичек. Индийские верблюды прибыли , чтобы стать на новой земле «кораблями пустыни», но вскоре их вытеснили поезда и машины. Ненужных верблюдов отпустили на волю, и они расплодились так, что вытоптали половину посевов. А собаки Динго уже жили в Австралии, когда прибыли европейцы. Но им и не снилось столько вкусной и беззащитной добычи , пока англича не не привезли целые стада скота, которыми Динго с удовольствием питаются до сих пор.

Читайте так же:  Как у кроликов вывести блох

Но главным бичом Австралии был и остается дикий кролик. Впервые длинноухие прибыли в Австралию в конце XVIII века на знаменитых кораблях Первого флота, которые везли европейских колонистов-первопроходцев (половина из которых , к слову сказать, являлась сосланными заключенными ). Те кролики были хорошими, домашними и отлично сгодились поселенцам в качестве неприхотливого и живучего «мяса и ценного меха».

Но в середине XIX века некий Том Остин запросил себе кроликов из Англии, чтобы и в Австралии наслаждаться охотой на ушастых. Племянник Остина не нашел столько диких кроликов и закупил домашних. Том выпустил на волю 12 английских кроликов и 12 своих, домашних австралийских. Два вида кроликов «переженились» между собой, создав новую сверхвыносливую популяцию. Некоторые фермеры последовали примеру Остина и выпустили часть своих домашних ушастиков , так как они к тому моменту уже порядком расплодились, им стало тесновато на фермах.

Уже через 3 года очевидцы стали замечать кроликов, которые до этого вовсе не встречались в дикой природе Австралии, за сотни километров от дома Остина. А за 6 лет число кроликов возросло до 6 млн особей!

Как только австралийцы не пытались извести вредителей. Причем в ответ на каждую новую меру слышались протесты и стенания защитников животных, которые не давали бороться с зайцеобразными в полную силу. Было поставлено множество ловушек и капканов по всей стране и разрешен отстрел кроликов. В охоте людям помогали специально обученные хорьки, выгонявшие кроликов из нор. Но оказалось, что ушастики очень живучие и не такие уж глупенькие, как думали австралийцы. Тогда было решено разрушать кроличьи садки рыхлением земли, при этом бедные кролики оказывались погребенными заживо. Этот метод принес результат получше.

Завезли и лис, чтобы те охотились на кроликов. Однако лисы решили, что себе дороже ловить этих кролей, и стали есть зверьков потупее и помедлительнее. Тогда в отчаяние австралийцы воздвигли «Забор №1 для защиты от кроликов» (позднее будет построено еще 2 забора), общей протяженностью 3256 км. Но самые спортивные кролики смогли перепрыгнуть забор или сделать под него подкоп. После чего были наняты специальные патрули: ребята ездили вдоль забора, проверяя, нет ли где подкопов и не проник ли ли кроли на «человеческую половину Австралии».

К тому же кроликов пытались заразить то одной, то другой болячкой. Самой эффективной из них оказался кроличий миксоматоз, который в середине прошлого века выкосил чуть ли не все поголовье кроликов. Однако уцелевшие кролики дали новое потомство, устойчивое к данному вирусу. Зверушки опять начали бешено размножаться.

Андреас Гланциг , директор Международного фонда защиты диких животных, сказал: «Это гонка вооружений! Битва между кроликами и вирусами. И пока кролики побеждают».

И по сей день люди продолжают перебирать все возможные методы борьбы с кроликами. Встречаются и совсем уж странные: например, пытаются внести путаницу в заведенные между кроличьими семействами порядки, разбрызгивая специальное вещество, имитирующее запах, которым кроличьи вожаки метят свою территорию. Но пока длинноухие не ведутся на провокацию.

По наблюдениям ученых , кролики с момента переселения в Австралию стали значительно крупнее. Естественных врагов у них нет, климат отличный, позволяет питаться и размножаться круглый год, отчего бы кролям не жить в таком прекрасном месте.

Раздосадованные австралийцы даже решили «запретить пасхального кролика», заменив его на пасхального билби — местного зверька, чем-то похожего на кролика.

Чтобы любители кроликов не особенно-то распоясывались, в Австралии введен баснословной штраф за содержание, продажу или выпущенного на волю кролика.

src] => [SRC] => /upload/iblock/129/cac/big_f_0.jpg ) [1] => Array ( [ID] => 138995 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2013-08-28 12:43:26.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 480 [WIDTH] => 640 [FILE_SIZE] => 45349 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/cb8 [FILE_NAME] => big_f_1.jpg [ORIGINAL_NAME] => big_f_1.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => [

src] => [SRC] => /upload/iblock/cb8/big_f_1.jpg ) [2] => Array ( [ID] => 138996 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2013-08-28 12:43:26.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 480 [WIDTH] => 640 [FILE_SIZE] => 53913 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/bc9 [FILE_NAME] => big_f_2.jpg [ORIGINAL_NAME] => big_f_2.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => [

src] => [SRC] => /upload/iblock/bc9/big_f_2.jpg ) [3] => Array ( [ID] => 138997 [TIMESTAMP_X] => Bitrix\Main\Type\DateTime Object ( [value:protected] => DateTime Object ( [date] => 2013-08-28 12:43:26.000000 [timezone_type] => 3 [timezone] => Asia/Irkutsk ) ) [MODULE_ID] => iblock [HEIGHT] => 480 [WIDTH] => 640 [FILE_SIZE] => 70601 [CONTENT_TYPE] => image/jpeg [SUBDIR] => iblock/f23 [FILE_NAME] => big_f_3.jpg [ORIGINAL_NAME] => big_f_3.jpg [DESCRIPTION] => [HANDLER_ID] => [EXTERNAL_ID] => [

src] => [SRC] => /upload/iblock/f23/big_f_3.jpg ) )

Пять минут от центра города, одна — от берега. До острова Бабр на Ангаре в эту пору можно добраться только на аэролодке. Хозяева встречают с любопытством. Хотя в силу своей трусливой натуры, все же, немного осторожничают. Виктор Рахвалов рассказывает: буквально три года назад кроликов здесь было намного меньше.

— Они расплодились. Раньше их было четверо, а теперь около ста.
В вольном распоряжении кроликов — 98 соток. Здесь им ничего не угрожает, — говорит арендатор острова Бабр Виктор Рахвалов.

Норки, зачастую, из природного ландшафта — ветки кустарников, припорошеные снегом.

— Здесь как раз южная сторона, здесь теплее. Вот если северо-западный дует — тут ветра нет, видите? Совсем тепло. И солнце светит.

Есть зимой на острове кроликам нечего. Чтобы пушистые собственники благополучно пережили зиму, арендаторы острова взяли над ними шефство. В этой беседке раз в день животные собираются своей дружной семьей. Сегодня на обед- овес. На этом острове кролики — не просто милые звеьки, они еще и приносят реальную пользу — говорит Виктор. Один из постоянных гостей — ребенок с диагнозом ДЦП.

— Ребенок стал лучше себя чувствовать. Он начал активно воспринимать мир через общение с животным. Дай бог, что это еще будет и помогать. Еще бы сюда белочек завести. Чтобы белочки бегали прыгали. Чтобы когда люди приезжали сюда отдыхать ребятишки видели живность, говорит арендатор острова Бабр Виктор Рахвалов.

Читайте так же:  Как порезать кролика на кусочки

В клетках кролики так не растут — говорят ветеринары. Один местный весит как три домашних. Здесь они даже не болеют.

Из гостей уезжаем не с пустыми руками. Демографическая ситуация на острове завидная, поэтому некоторым посетителям этих милых ушастых попросту дарят.

Ответ

Вот полная инф-ция по этому :

Вирус миксоматоза передается кровососущими насекомыми (блохами, вшами, москитами, комарами и клещами), которые способны быстро переносить заболевание. Исследованиями установлено, что вирус может выживать в ротовой полости кроличьей блохи Spilopsyllus cuniculi более 100 дней, независимо от условий окружающей среды.

Кроме того заболевание может распространяться от одного кролика к другому при близком контакте, прикосновении кожи или меха зараженного животного, а также через корма, подстилку, одежду и руки человека.

В середине девятнадцатого века один из фермеров привез в Австралию немногим более двух десятков кроликов, чтобы заняться их разведением. Однако, это, казалось бы, невинное желание обернулось экологической катастрофой для всего континента.

Несколько кроликов убежали из клетки; соседский фермер застрелил одного из них. Состоялся судебный процесс, и незадачливому охотнику пришлось возместить убытки. Прошло еще несколько лет. Убежавшие кролики расплодились, и фермеру (хозяину этих кроликов) пришлось уже нанимать охотников, чтобы они избавили его от прожорливых грызунов.

Однако кролики размножались быстрее того урона, которое наносило им огнестрельное оружие. Одичавшие кролики расплодились до такой степени, что стали настоящим бедствием. Ежегодно область их обитания увеличивалась на 100 км. Такое массовое развитие объясняется благоприятными климатическими условиями, отсутствием естественных врагов (европейская лисица, к примеру, была завезена в Австралию лишь в 1870 г.) и самое главное – низкой смертностью от болезней.

К 1950 году (всего через 100 лет) численность кроликов возросла примерно до 750 миллионов. Они кормили собой не только всевозможных австралийских хищников, но и людей. Австралия ежегодно экспортировала до 70 млн. кроличьих шкурок и около 60 млн. замороженных тушек.

Охотники и завезенные в Австралию хищники не могли справиться с полчищами этих грызунов. Вред, который они наносили растительности и сельскому хозяйству, был настолько велик, что общество начало всеми способами бороться с ними.

Применяли массовый отстрел кроликов, травили их всевозможными ядохимикатами и газами. Однако, ни один из этих способов не принес действенного результата. Тогда общество решило отгородиться от кроликов забором. Чтобы уберечь территорию Западной Австралии от грызунов в 1901 г. были построены металлические изгороди протяженностью около 2000 км (а это расстояние от Москвы до Тюмени). Сетка тянулась не только вверх, но и чуть ли на один метр уходила в землю, чтобы кролики не смогли прорыть норы.

Изгороди должны были преградить кроликам дальнейший путь на запад. Однако все было напрасно. Кролики продолжали распространяться с неимоверной скоростью.

Возникает вопрос, почему в Австралии так быстро распространялись кролики, и почему с ними надо было бороться? Ведь доход, который они приносили людям, был достаточно велик. Начнем по порядку.

В условиях Австралии одна крольчиха дает приплод шесть раз в год, причем в каждом из них по шесть крольчат, которые уже на пятом месяце жизни способны производить собственное потомство. Теоретически, одна пара кроликов за два года способна дать 100 тысяч зверьков. Теперь легко можно представить, как быстро возрастала численность этих грызунов. На самом деле при благоприятных климатических условиях крольчиха приносит в год свыше 30 кроликов. Поскольку дочери из первого помета в том же году могут сами дать от одного до двух приплодов, то дети и внуки одной крольчихи к концу периода размножения могут составить более 40 голов. В некоторых районах – даже более 60. Естественно, при такой скорости размножения ни хищники, ни охотники не могли нанести кроликам существенного урона.

И второе. Кролики очень прожорливы. Они буквально полностью съедали всю растительность, превращая территорию, где они обитали, в пустыню. Тогда как за металлической сеткой росли буйные травы высотой в человеческий рост. Кролики, наверное, страшно ненавидели людей за это. Ведь не очень приятно, живя в пустыне, смотреть на такую роскошь, когда за сеткой, буквально в двух шагах – сочная и вкусная трава.

В Австралии традиционным видом животноводства является овцеводство, которое приносило доход от продажи тонкорунной шерсти. Поскольку десять кроликов съедает столько же травы, сколько одна овца, но овца производит в три раза больше мяса, чем все эти кролики, вместе взятые. Кроме того, овца производит высококачественную шерсть. Так что, по мере распространения грызунов доходы от экспорта овечьей шерсти все более сокращались, а расходы на борьбу с кроликами возрастали.

Австралийское общество объявило кроликам самую настоящую войну; после долгих раздумий решили использовать последний аргумент в борьбе с ними – вирусное заболевание – миксоматоз.

Эта болезнь была распространена среди кроликов Южной Америки, однако для аборигенов это заболевание не имело серьезных последствий. Оно протекало в легкой форме и почти не приводило к смертельному исходу. Болезнь впервые была обнаружена и описана в 1897 г., когда ею случайно заразились европейские домашние кролики, содержавшиеся при одной из больниц Уругвая. Все они погибали.

Первые опыты по заражению австралийских кроликов были проведены в 1936 г. на небольшом острове, однако они не дали положительного результата. Болезнь среди кроликов распространялась крайне медленно, а с наступлением зимы сошла на нет. Следующая попытка вызвать эпизоотию была повторена через два года, однако желаемый результат снова не был получен. Кролики, если и болели, то незначительно.

Возникает вопрос. Почему европейские кролики (дикие и домашние) болеют этим опасным заболеванием и быстро погибают, а австралийские – нет? Австралийские специалисты тоже задавали такие вопросы, пока не изучили способ распространения этого вируса. Оказалось, главными переносчиками миксоматоза являются комары и блохи. Они сосут кровь больных животных и переносят вирус на своих хоботках.

По счастливой случайности (конечно, для кроликов) на привезенных фермером животных не было блох. Кроме того, среди них не оказалось больных животных.

В 1950 г. австралийские власти выдали разрешение на использование вируса миксомы для борьбы с кроликами в больших масштабах. Болезнь сначала распространялась медленно, а после того, как специалисты стали использовать естественных переносчиков вируса (комаров и блох), дело приняло совсем иной оборот. В некоторых районах миксоматозом заболела большая часть кроликов, из которых около 98% погибли. С этого момента начался процесс возрождения пастбищ. Таким образом, человек фактически использовал «бактериологическое» оружие в борьбе с симпатичными грызунами.

Несмотря на это в 1955-56 гг. австралийцы только за один год съели 33 млн. кроликов и 12 млн. экспортировали в другие страны. Из страны было вывезено более 23 млн. шкурок и около 7 млн. было переработано в стране.

Читайте так же:  Как люди разводят кроликов

Однако, еще рано выражать свои эмоции (горевать или радоваться) в зависимости от симпатий или антипатий к кроликам. В природе хищник никогда стопроцентно не уничтожает свою жертву. Это привело бы к гибели самого хищника. То же самое можно сказать и о взаимоотношениях паразита и его прокормителя.

Исследования показали, что при первой эпидемии погибли 98% кроликов. В следующий сезон (совпадающий с активностью комаров) погибли уже 90% животных, оставшихся в живых после первой эпидемии. Во время третьей вспышки болезни гибель кроликов составила всего 40-60%. В настоящее время вирус миксомы почти не оказывает отрицательного воздействия на кроликов (а если и оказывает, то незначительно). Численность животных постепенно начала расти. В некоторых районах они снова стали наносить серьезный урон природе, а соответственно и экономике страны. Оставшиеся кролики приобрели иммунитет против страшного для них заболевания и, возможно, когда-нибудь восстановят прежнюю свою численность.

С чем это связано? У тех немногих кроликов, которые пережили первую вспышку болезни, появился иммунитет. Из-за этого последующие вспышки болезни их уже не затрагивали. Кроме того, иммунные самки передавали это свойство своему потомству. Таким способом популяция австралийских кроликов «защищалась» от страшного для них заболевания.

А как же сам вирус миксомы? Оказалось, и он «снизил» свою вирулентность, то есть способность вызывать заболевание. Во время эпидемии отбор способствовал сохранению в природе менее вирулентных штаммов вируса. Это увеличивало продолжительность жизни больных кроликов и таким образом усиливало распространение именно этих штаммов вируса комарами. У вируса, быстро убивающего своего хозяина (или же жертву), мало шансов быть переданным комарами другим кроликам, а соответственно – выжить. Убивая жертву, он прекратил бы свое существование вместе с гибелью популяции кроликов.

Так что, устойчивое равновесие или сосуществование в природе является выгодным не только жертве, но и паразиту, притом даже самому агрессивному. Жертва (= хозяин, прокормитель) в процессе эволюции вырабатывает способы защиты от паразита, а паразит, в свою очередь, как бы приспосабливается к своей жертве, дает ей возможность существовать, чтобы самому не погибнуть. Таким образом, всего за несколько лет враждебные взаимоотношения между двумя организмами привели к мирному сосуществованию.

Так что в процессе эволюции любому приобретенному преимуществу противопоставляются новые приспособления, развивающиеся у другой стороны – группы (или популяции) организмов. Так что, живой мир подобен сказке Л.Кэрролла «Приключения Алисы в стране чудес»: каждый должен бежать как можно быстрее, чтобы остаться на месте.

Однако, наш рассказ совсем не об австралийских кроликах, а о наших – подмосковных. Этой преамбулой (слишком уж длинной для такого короткого рассказа) мы только хотим напомнить, что в некоторых случаях одичавшие животные могут привести к экологическим катастрофам.

У нас на биостанции тоже убежали кролики. Оставшихся зверьков выпустили из клеток, чтобы и тем, и другим не было скучно. Однако, они не захотели уходить в лес, и размножаться со скоростью австралийских. Оказывается, наши климатические условия не подходят для этих длинноухих. Несмотря на это они несколько лет жили у нас на биостанции на свободном выпасе, пока хищники (в том числе и люди) окончательно не съели их.

Начну с самого начала. Один из сотрудников привез на биостанцию несколько кроликов, соорудил клетки и занялся их разведением. Благо травы было вдоволь, да и пищевых отходов тоже хватало. Кролики размножались хорошо, и к концу лета их было уже несколько десятков.

В любом хозяйстве случается, что животные убегают на волю. Свобода на то и существует, чтобы к ней стремились. Предполагали, что зверьки убегут в лес, который был совсем рядом. Однако они не стали этого делать. Кролики, или побоялись неведомого, или у них не оказалось лидера, способного повести к светлому будущему.

Кролики вырыли норы под вагончиками, в которых жили сотрудники биостанции и зажили вольной жизнью. Кругом росла трава, ива, осина, так что проблем с кормом у них не было. Однако, несмотря на это во время кормежки они собирались возле клеток и ели корм из кормушек – снаружи. Особенно их привлекала морковь, капуста и свекла.

Наступила осень. Травы стало меньше, листья на деревьях пожелтели и опали. Сторожу биостанции, которому поручили уход за кроликами, стало труднее добывать им корм. Тем более, что ему приходилось кормить не только своих кроликов, но и тех, которые получили своеобразный «суверенитет». Наконец ему все это надоело, и он выпустил их всех на волю.

В его рассуждениях была своеобразная логика: если летом кролики не пожелали перебираться в лес, то зимой и подавно не убегут.

Каждый день мы наблюдали забавное зрелище. Утром, одичавшие и получившие свободу кролики собирались возле вагончика сторожа, ожидая завтрака. Он выносил им охапку сена, ведро моркови, свеклы, тыкву и все это они с удовольствием съедали.

Несмотря на холод, поголовье кроликов не уменьшалось. Они быстро восстанавливали численность, после того как один из их собратьев оказывался в кастрюле сторожа. Однако сторож, как рачительный хозяин, рационально утилизировал свое поголовье. Самок он лелеял, детишкам давал подрасти, а вот мордастым самцам сильно доставалось от него (конечно, после того, как любимые его самки получали усладу после общения с сильным полом).

В конце зимы о наших кроликах проведали окрестные хищники – лисы, хорьки, куницы, бродячие собаки и, возможно, совы. Они под покровом ночи начали наведываться на биостанцию, в результате чего поголовье кроликов сильно сократилось.

Сторожу, чтобы не остаться без мяса, пришлось завести собаку. А чтобы у нее не было соблазна войти в компанию лесных воришек, посадил ее на цепь. Собака лаем отпугивала любителей крольчатины, а воспользоваться результатами своего труда не могла, цепь не позволяла. Она подъедала все то, что оставалось после сторожа.

Иногда какой-нибудь беспечный кролик (а это чаще всего были крольчата) пересекал незримую границу, и оказывался в пределах сферы действия цепи. У собаки тотчас просыпался забытый инстинкт, и тогда она могла воспользоваться благами жизни наравне со своим хозяином.

Мы уже приводили цифры, с какой скоростью размножаются австралийские кролики. Наши зверьки, несмотря на подкормку, не могли (или не желали) угнаться за своими южными собратьями. Скорость приплода была слишком низкая, чтобы могла прокормить всего одного сторожа и небольшое количество лесных жителей. Так что наше желание нанести непоправимый ущерб природе и вызвать экологическую катастрофу (подобно австралийской) потерпело фиаско. Через несколько лет опыты пришлось прекратить из-за отсутствия экспериментальных животных.

А.П.Садчиков, профессор МГУ